Четыре зарисовки из жизни междометий — Анна Игнатова

Эхи идут гулять

Старый Эх и молодой
Очень дружат меж собой.

Утром Эх приходит к Эху:
«Брось дела! Они не к спеху!
ЭХ! Погодка! Теплотища!
Прогуляемся, дружище?»

Старый Эх вздохнул, кивнул
И галоши натянул…

Молодой, веселый Эх
Бодро скачет без помех!

«ЭХ… — вздыхает старый Эх. —
Есть здоровье не у всех…
А ведь было время, точно,
Шло за мной не многоточье…

Было время — был и я обаятельный…
Шел за мной такой же знак восклицательный…»

Семейство Ах идет за грибами

Дом, крылечко, сад в цветах…
Яблони, с клубникой грядки —
Все содержится в порядке.
Здесь живет семейство Ах.

Папа, мама, дочь и сын,
И при этом — вы заметьте! —
Все из рода междометий,
Все из Ахов как один.

Вот, с корзинками в руках,
С перочинными ножами,
В лес осенний за грибами
Вышло все семейство Ах.

«АХ! — сказала мама вдруг. —
Вы взгляните, что за белый
Возле той сосны горелой!
Чтоб сорвать, не хватит рук!»

«АХ, какая красота! —
Дочка весело сказала. —
Для него корзины мало!
Больше нашего кота!»

Посмотрев на белый гриб,
«АХ!» — вздохнул печально папа.
«АХ, изъедена вся шляпа…
А сварить его могли б…»

Сын небрежно протянул:
«АХ, черви-ивый… Что ж, обидно.
Выглядит весьма солидно».
И ногою шляпку пнул.

Гриб обиженно сказал:
«АХ, какие грубияны!
Вы как будто без изъянов!
Но ведь я вас не пинал!»

«АХ!» — воскликнула семья.
(Папа ахнул даже дважды).
А вот что подумал каждый,
Не берусь сказать вам я!

Иностранка

Оживление спозаранку.
Растревожено население!
Появилась вдруг иностранка
В междометиевых владениях!

Ай, какая прическа чудная!
Ой, а платье-то заграничное!
Эй, соседи, задача трудная!
Надо встретить бы поприличнее!

Может, чаю ей дать с баранками?
Чай как будто совсем неплох…
Ох, морока нам с иностранками!
Опозоримся, о-хо-хох!…

Глазки круглые иностранкины,
Щечки пухлые — прямо пупс!
Уронила поднос с баранками
И сказала с акцентом: «УПС!»

Старый романтик

Дом запущен, сад заброшен.
Ветер треплет алычу.
Сединою припорошен,
Здесь живет романтик Чу.

День-деньской сидит мечтает
На скамейке у крыльца.
Не рисует, не читает —
Он при-слу-ши-ва-ет-ся!

ЧУ!.. В кустах вспорхнула птица.
ЧУ!.. В саду жужжанье пчел.
Кто-то, кажется, стучится?
Может быть, поэт забрел?

Прежде их ходили толпы!
Прежде Чу хватало дел.
А теперь — хоть кто пришел бы…
Чу устал… И устарел…

Пьет шиповник с облепихой.
В пятницу — визит к врачу.
А поэты пишут «Тихо!..»
Вместо старенького Чу.

Анна Сергеевна Игнатова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *