Элегия на смерть бешеной собаки — Оливер Голдсмит

Не будь, читатель, слишком хмур,
Пусть песня слух лелеет,
А будет краткой чересчур —
Наскучить не успеет!

О муже неком песнь поем —
Весь Излингтон божится,
Что шел он праведным путем,
Когда ходил молиться.

Он был добряк и сердобол,
В друзей вселял надежду,
И как сокол бывал он гол —
Пред тем как влезть в одежду.

И в том же городе жила
Собака как собака,
Как все дворняжки, весела,
Отнюдь не забияка.

Собака и природы царь
Дружили поначалу,
Но вот беда: взбесилась тварь
И друга покусала.

И прорекли соседей рты:
«Лишь потеряв рассудок,
Мог воплощенью доброты
Нанесть урон ублюдок!»

Над раной лили реки слез,
Сердца терзала драма.
И ясно всем: взбесился пес,
Погибнет сын Адама.

Но опровергла бред ослов
Чудесная картина:
Наш добротворец жив-здоров,
А околела псина.

Оливер Голдсмит
(Перевод Алексея Парина)

*****

Один рассказ я вам припас
(И, значит, не десяток).
Недлинен будет мой рассказ
(И, значит, будет краток).

Когда-то в Айлингтоне жил
Мужчина добрых правил:
Он век с молитвою дружил,
(И, значит, Бога славил).

Врагу и другу доброту
Дарил он без изъятья.
Скрывал он утром наготу
(Надевши, значит, платье).

И в том же месте жил полкан,
Обычная дворняга.
Он был задира и буян
(И, значит, не скромняга).

Был светел путь их до поры,
До чёрного момента,
Где пёс, повздорив, молвил: «Р-ры!»
И — цапнул оппонента!

И стар и млад был удивлён
И возмущён, к тому же:
«Рехнулся пёс, коль цапнул он
Достойнейшего мужа!»

И реки христианских слёз
Исторглись от кручины:
И клялся всяк, что бешен пёс
И что умрёт мужчина.

И только чудо из чудес
Остановило реки:
Для жизни славный муж воскрес,
А пёс — угас навеки!

Оливер Голдсмит
(Перевод Евгения Фельдмана)

*****

An Elegy on the Death of a Mad Dog

Good people all, of every sort,
Give ear unto my song;
And if you find it wondrous short, —
It cannot hold you long.

In Islington there was a man,
Of whom the world might say
That still a godly race he ran, —
Whene’er he went to pray.

A kind and gentle heart he had,
To comfort friends and foes;
The naked every day he clad, —
When he put on his clothes.

And in that town a dog was found,
As many dogs there be,
Both mongrel, puppy, whelp, and hound,
And curs of low degree.

The dog and man at first were friends;
But when a pique began,
The dog, to gain some private ends,
Went mad, and bit the man.

Around from all the neighboring streets,
The wondering neighbors ran,
And swore the dog had lost his wits
To bite so good a man.

The wound it seemed both sore and sad
To every Christian eye;
And while they swore the dog was mad
They swore the man would die.

But soon a wonder came to light,
That showed the rogues they lied;
The man recovered of the bite,
The dog it was that died.

Oliver Goldsmith

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *