Eros Turannos (Тираническая любовь) — Эдвин Арлингтон Робинсон

И страх пришёл: теперь ей жаль
Прекрасного начала.
Теперь — тоска, теперь — печаль:
Зачем не отказала…
Но что ей страх — и что ей стыд:
Бегут года — вода бежит —
Всё медленней… Как страшен вид
Беспенного причала!

Между разгадкой, что в душе
Уже сверкнуть готова,
И Раем-с-гадом-в-шалаше,
Чем жизнь поманит снова,
Быть может, гордость и спасёт…
Пока не подан полный счёт.
Он видит, что не пропадет —
Но ждал ли Он иного?

Древесный шум и гул морской
Заполнят час досуга,
Его незыблемый покой
Внутри земного круга,
Его фальшивые слова…
У дней и лет — свои права:
Как ни старается молва,
Она — его супруга!

Тоска откроется листом,
Скользнувшим в твердь пустую.
Провоют волны под мостом
Надеждам отходную,
И дом, где страсть её жила,
Теперь — прибежище от зла:
Хула из каждого угла
Вибрирует вслепую.

Мы вам твердим, стуча по лбам:
Всё так, как мы сказали!..
Но чьи там тени по углам
Сиротствуют в печали?
И раз преград меж нами нет,
То сон её и общий бред
Вливаются в единый Свет,
Заждавшийся в Начале!

Меж тем, оставим их. Они
Боролись с Богом честно.
Они не слышат нас. Взгляни:
Здесь жалость бесполезна:
Здесь бьются волны взаперти,
Здесь деревцу не расцвести,
Здесь, миг помедлив на пути,
Стоят слепцы над бездной.

Эдвин Арлингтон Робинсон
(Перевод Виты Тэ)
__________________________

Eros Turannos — tyrannic love (тираническая любовь).

*****

До сей поры ее страшит
Былое ослепленье;
Один его любезный вид
Внушает отвращенье;
Но что такое вид и страх,
Когда в клонящихся годах
Ей в одиночестве, впотьмах
Влачиться по теченью?

Хотя она давно умом
Проникла в суть Иуды,
Любви упрямой нипочем
Соседей пересуды,
А гордость — не одна она
Союзу их подчинена…
А он томится у окна,
Он и его причуды.

Его влекут в морской простор
Невидимые нити,
Цветистый осени убор
Лишь прибавляет прыти;
И пусть он ей все время врет —
Так недвусмыслен жизни ход,
Что вдруг она к нему прильнет
С мольбою о защите.

С кружащейся в глазах листвой
Вселяется смятенье;
Прибой гудит за упокой
Пустого обольщенья;
И дом с любовью неживой
Стал ей спасительной норой;
А городок звенит струной
Прямого осужденья.

Мы скажем вам, стуча по лбу,
Все то, что есть на деле,
Как будто чью-нибудь судьбу
Хоть раз понять сумели,
Как будто дар нам вещий дан
И на ее самообман
Ее глазами сквозь дурман
Мы много раз смотрели.

И вот — мы к ним не пристаем;
Уж коль они такие,
Пускай колеблются вдвоем
По прихоти стихии;
Они же, творя всерьез,-
Чета безлиственных берез
Или к пучине под откос
Бредущие слепые.

*****

SHE fears him, and will always ask
What fated her to choose him;
She meets in his engaging mask
All reasons to refuse him;
But what she meets and what she fears
Are less than are the downward years,
Drawn slowly to the foamless weirs
Of age, were she to lose him.

Between a blurred sagacity
That once had power to sound him,
And Love, that will not let him be
The Judas that she found him,
Her pride assuages her almost,
As if it were alone the cost. —
He sees that he will not be lost,
And waits and looks around him.

A sense of ocean and old trees
Envelops and allures him;
Tradition, touching all he sees,
Beguiles and reassures him;
And all her doubts of what he says
Are dimmed with what she knows of days —
Till even prejudice delays
And fades, and she secures him.

The falling leaf inaugurates
The reign of her confusion;
The pounding wave reverberates
The dirge of her illusion;
And home, where passion lived and died,
Becomes a place where she can hide,
While all the town and harbor side
Vibrate with her seclusion.

We tell you, tapping on our brows,
The story as it should be, —
As if the story of a house
Were told, or ever could be;
We’ll have no kindly veil between
Her visions and those we have seen, —
As if we guessed what hers have been,
Or what they are or would be.

Meanwhile we do no harm; for they
That with a god have striven,
Not hearing much of what we say,
Take what the god has given;
Though like waves breaking it may be,
Or like a changed familiar tree,
Or like a stairway to the sea
Where down the blind are driven.

Edwin Arlington Robinson

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *