Фауст — Феликс Кривин

— 1 —

Над землей повисло небо — просто воздух. И зажглись
на небе звезды — миф и небыль, след вселенского
пожара, свет летучий… Но закрыли звезды тучи — сгустки
пара. Слышишь чей-то стон и шепот? Это ветер.
Что осталось нам на свете? Только опыт.
Нам осталась непокорность заблужденью. Нам остался
вечный поиск — дух сомненья.
И еще осталась вера в миф и небыль. В то, что наша
атмосфера — это небо. Что космические искры — это звезды…
Нам остались наши мысли — свет и воздух.

— 2 —

— Доктор Фауст, хватит философии, и давайте говорить
всерьез!
Мефистофель повернулся в профиль, чтобы резче
обозначить хвост.
Все темнее становилась темень, за окном неслышно
притаясь. За окном невидимое время уносило жизнь —
за часом час. И в старинном кресле — неподвижен —
близоруко щурился на свет доктор Фауст, маг и червой
чернокнижник, утомленный старый человек.
— Доктор Фауст, будьте оптимистом, у меня для вас в
запасе жизнь. Двести лет… пожалуй, даже триста — за
здоровый этот оптимизм!
Что он хочет, этот бес нечистый, этот полудемон, полушут?
— Не ищите, Фауст, вечных истин. Истины к добру не приведут…
Мало ли иллюзий есть прекрасных? Доктор Фауст, ну же,
откажись!
Гаснут звезды. В доме свечи гаснут. В старом кресле
угасает жизнь.

Феликс Давидович Кривин, 1967 год, Ужгород, Карпаты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.