Гимн перед восходом солнца в долине шамони — Сэмюэль Тэйлор Кольридж

Кроме рек Арвы и Арвейрона, которые берут начало у подножия Монблана, по его склонам стремительно сбегают пять потоков; и в нескольких шагах от ледников во множестве растет Gentiana major с прелестнейшими голубыми лепестками.

Или ты властен горний бег денницы
Заворожить? Пока она стоит
Над страшной головой твоей, Монблан,
У ног твоих и Арвейрон, и Арва
Гремят немолчно; ты же, грозный облик!
Встаешь из моря молчаливых сосен
Так молчаливо! Над тобой, вокруг,
Глубок, и черен, и веществен воздух,
Сплошная тьма: и мнится, ты в него
Вонзаешь клин! Но если вновь взгляну я,
Он — твой спокойный дом, хрустальный храм,
Он — вековечная твоя обитель!
О грозный, тихий! На тебя смотрел я,
Пока, еще доступный чувствам плоти,
Ты не исчез для мысли: в созерцанье
Я обожал Незримое одно.

Как сладостный напев, такой отрадный,
Что мы ему, не сознавая, внемлем,
Ты, между тем, с моей сливался мыслью,
С моею Жизнью, с тайным счастьем Жизни,
Пока Душа, восхищена, разъята,
Переливаясь в мощное виденье,
Как в свой же образ, не рванулась в Твердь!
Проснись душа! Ты большую хвалу
Должна воздать! не только эти слезы,
Немой восторг и благодарный трепет!
Проснись, о песнь! Проснись, проснись же, сердце!
Долины, скалы, пойте все мой Гимн.

Ты прежде всех, единый царь Долины!
Ты, что со мраком борешься всю ночь,
Ты, что всю ночь встречаешь рати звезд,

Всходящих ввысь и нисходящих долу;
Друг на рассвете утренней звезды,
Сам алая звезда и соглашатай
Зари: проснись, проснись и пой хвалу!
Кто опустил твои основы в Землю?

Кто алым светом напоил тебя?
Кто из тебя кипенье рек исторг?

И вы, пять дико радостных потоков!
Кто вас воззвал ив сумрака и смерти,
Из ледяных и темных недр воззвал

И ринул вниз с зубчатых черных круч,
Всегда дробимые и вечно те же?
Кто дал вам жизнь, которой нет конца,
И мощь, и прыть, и бешенство, и радость,
Немолчный гром и блеск бессмертной пены?

И кто велел (и стала тишина)
Здесь стихнуть волнам и оцепенеть?

Вы, Ледники! с чела высоких гор
Свисающие вдоль огромных рытвин —
Как бурный ток, внезапно мощным словом

Удержанный в неистовом паденье!
Замершие, немые водопады!
Кто вас украсил, как Врата Небес,
Под ясною луной? Кто молвил солнцу
Одеть вас радугой? Кто синей вязью
Живых цветов подножье вам убрал? —
Бог! пусть ответят, словно клич народов,
Потоки! Ледники пусть вторят, бог!
Бог! пойте звонко, луговые воды!
Вы, сосны, пойте, как живые души!

Есть голос и у них, у снежных глыб,
Они, свергаясь, прогрохочут, бог!
Вы, синие цветы у вечных льдов!
Вы, козы, в играх у орлиных гнезд!
И вы, орлы, друзья вершинных гроз!

Вы, молнии, косые стрелы туч!
Вы, чудеса и знаменья природы!
Взывайте — бог, пусть все звучит хвалой!

И ты, Монблан, с ушедшей в небо гранью,

По чьим снегам неслышная лавина
Несется вниз, сверкая в чистом свете,
В пучину туч, облекших грудь твою, —
Ты, непомерный Исполин, который,
Когда я голову подъемлю, тихо
Склоненную, к твоей вершине, долго

Скользя глазами, мутными от слез,
Величественно, как воздушный облак,
Встаешь ты предо мной, — вставай же вечно,
Вставай, как дым кадильный от Земли!

Державный Дух, воссевший между гор,
Посол Земли перед безмолвной Твердью,
О Иерарх! поведай небесам,
Поведай звездам и поведай солнцу,
Что славит бога, сонмом уст, Земля!

Сэмюэль Тэйлор Кольридж, 1802 год
(Перевод Лозинский М. Л.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *