Из цикла «Косые сучья» — Глеб Горбовский

— 1 —

И ты дремучий, и я — дремучий.
Ты так разумен, я так смышлен.
Мы жмем друг другу косые сучья,
мы так довольна — душа и клен…
По нашим жилам гуляют соки,
шагает солнце и бродит соль.
По водостокам нашим потоки
лучей и боли стекают вдоль.
Вдоль до Земли, к центру Земли…
Головы наши в звездной пыли.

— 2 —

Мир появленья плоти из-под снега,
рывка растенья в сторону небес…
Благословенна русская телега,
ее скрипенье, вторгшееся в лес.
И вновь мужик бушует кнутовищем,
а сивый мерин ухом не ведет.
И снова птица праздничная свищет,
и снова солнце праздненство блюдет!
А города, далекие от леса,
особняком каменья сочленя,
не возбуждают больше интереса
ни у моей души, ни у меня.
Наверно, я задуман был иначе:
лохматым кедром, серым валуном, —
не человеком…
Вот стою и плачу.
И никакого смысла в остальном.

— 3 —

Местопребывание — Земля.
Времяпровождение — Эпоха.
Поиграю в реки и поля
до поры, пока не станет плохо.
Заночую будущей весной
на уютном кладбище России.
И склонится ветка надо мной,
как-то вдруг по-женски обессилев.
А потом я встану, но не я,
и опять возрадуюсь погоде,
и моя веселость, не моя,
растворится музыкой в природе.

Глеб Яковлевич Горбовский, 1966 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *