Лесное царство — Марина Цветаева

Асе

Ты — принцесса из царства не светского,
Он — твой рыцарь, готовый на все…
О, как много в вас милого, детского,
Как понятно мне счастье твое!
В светлой чаше берез, где просветами
Голубеет сквозь листья вода,
Хорошо обменяться ответами,
Хорошо быть принцессой. О, да!
Тихим вечером, медленно тающим,
Там, где сосны, болото и мхи,
Хорошо над костром догорающим
Говорить о закате стихи;
Возвращаться опасной дорогою
С соучастницей вечной — луной,
Быть принцессой лукавой и строгою
Лунной ночью, дорогой лесной.
Наслаждайтесь весенними звонами,
Милый рыцарь, влюбленный, как паж,
И принцесса с глазами зелеными, —
Этот миг, он короткий, но ваш!
Не смущайтесь словами нетвердыми!
Знайте: молодость, ветер — одно!
Вы сошлись и расстанетесь гордыми,
Если чаши завидится дно.
Хорошо быть красивыми, быстрыми
И, кострами дразня темноту,
Любоваться безумными искрами,
И как искры сгореть — на лету!

Марина Ивановна Цветаева, лето 1908 года, Таруса

Анализ стихотворения Марины Цветаевой «Лесное царство»

Стихотворение написано в 1908 году шестнадцатилетней девушкой. Сказочно-романтическая лексика погружает читателя в особый, фантазийный мир. Поэтесса удивительно точно передает всю гамму чувств человека, полюбившего впервые. Светский мир олицетворяет в стихотворении искусственность чувств, притворство — герои стихотворения противопоставлены ему детской наивностью и естественностью.

Стихотворение наполнено множеством средств художественной выразительности, среди которых:

синтаксический параллелизм — «ты — принцесса, он — рыцарь», «как много, как понятно», позволяющий создать необходимые акценты;
анафора — «хорошо обменяться, хорошо быть»;
инверсия — «царства не светского», «над костром догорающим», «дорогой лесной», «с глазами зелеными», «словами нетвердыми», «чаши завидится дно», способствующая гармоничной рифмовке;
риторические восклицания — «понятно … счастье твое!», «О, да!», «… он … ваш!», «молодость, ветер — одно!» — отражают эмоции лирической героини;
умолчание — «готовый на все…» — вносит нотку мистики, недосказанность интригует и увлекает читателя;
метафоры — «чаша берез» — метафорическая чаша любви, «дразня кострами», то есть противостоя тьме — отсылка к ночи, покрывающей все мраком;
эпитеты — «тающий вечер», «весенние звоны»;
ряды однородных членов предложения — «сосны, болото и мхи»; «говорить, возвращаться, быть»; «молодость, ветер» — позволяют максимально точно отразить картину авторского поэтического мира;
синекдоха — «наслаждайтесь звонами»;
сравнение — «влюбленный, как паж»;
эллипсис — «молодость, ветер — одно (и то же)»;
авторский неологизм — «завидится» в значении «покажется»;
олицетворения — «дразня темноту», «безумные искры» — очеловечивая природные явления, автор делает их героями произведения;
симплока (повторение слов в начале и конце смежных фраз) — «любоваться … искрами, и как искры сгореть».

Голубой цвет воды отсылает читателей к небесному, высокому, глагол «голубеть» подчеркивает высокую духовность отношений. Не случайно в качестве антуража автором выбрана лесная чаща: она укрывает влюбленных от посторонних глаз, а эпитет «соучастница» в приложении к луне — намек на то, что влюбленные вынуждены скрывать свои чувства: полудетская любовь в произведении ассоциирована с преступлением, нарушением правил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *