Лучшие стихи Александра Жарова

Лучшие стихи Александра Жарова

Александр Жаров — советский поэт, редактор. Представляем вашему вниманию лучшие стихи Александра Жарова.

Поздняя любовь

Пусть кричат с окрестных колоколен
Злые языки наперебой!
Болен я.
Я в самом деле болен,
Поздняя любовь моя, тобой.

С давней той поры, как мы знакомы,
Сам ещё не зная отчего,
Загрустил я, ощутив симптомы
Властного недуга моего.

Я лечился долго и усердно,
Глупую чувствительность браня.
Но… озноб трепал немилосердно,
Но… нещадный жар томил меня.

Принимал я горькие пилюли,
Сок вербены пил и веронал.
Зелья мне покоя не вернули.
Я опять метался и стонал.

Верный недруг моего покоя,
Ты — печаль и радость, тьма и свет…
Без тебя я говорил с тобою,
Говорил, впадая в полубред.

Тягостна мне каждая минута
Наших расставаний и разлук.
Ты, моя снегурочка, как будто
Навсегда растаяла —
И вдруг…

Мы каким-то чудом снова рядом.
Вот — в моей руке твоя рука!
Погляди:
Над зимним Ленинградом
Летние проходят облака.

Где же грань меж Севером и Югом?
Нездоров я. Но готов и впредь
Только этим мучиться недугом
И другой болезнью не болеть.

*****

Взвейтесь кострами

Взвейтесь кострами, синие ночи!
Мы — пионеры, дети рабочих.

Близится эра
Светлых годов.
Клич пионера —
«Всегда будь готов!»

Радостным шагом, с песней весёлой,
Мы выступаем за комсомолом.

Мы поднимаем алое знамя,
Дети рабочих, смело за нами!

Грянем мы дружно песнь удалую
За пионеров семью мировую.

Взвейтесь кострами, синие ночи!
Мы — пионеры, дети рабочих.

1922 год

*****

После долгих путей-перепутий

Не могу я на вас наглядеться,
Подмосковные наши края…
Здесь
Неслышно прошло моё детство,
Здесь промчалась и юность моя.

Здесь лазурью блеснула впервые
Надо мною небес высота.
И промолвил я:
— Здравствуй, Россия, —
Жизнь моя, и судьба, и мечта!

С той поры разрослись, разгорелись
Кроны клёнов, рябин и берёз…
Этот ласковый лиственный шелест
В дальний путь
Я с собою унёс.

И в дороге в года грозовые,
Озирая чужие места,
Говорил я:
— Со мною Россия —
Жизнь моя, и судьба, и мечта!

После долгих путей-перепутий
Я стою у окошка с резьбой…
Дом родной!
Если время не шутит —
Мы слегка постарели с тобой.

Но кругом нас — сады молодые,
Изумрудных полей красота…
Здравствуй, Родина!
Здравствуй, Россия, —
Жизнь моя, и судьба, и мечта!

1964 год

*****

Вечер

Стихли солнца золотые вихри
Где-то в сумраке лесистых гор.
Неугомонное сердце, затихни,
Слушай звездопадный разговор!..

Ну, о чём, о чём распелись звёзды
В синей, парусинной вышине?
Тише, тише, на подошвах гвозди,
Не шурши, шершавая шинель.

Видишь — в небе праздник Красной горки:
Подмигиванье, пляски и игра,
И радость, как в деревне на вечёрке,
И как у комсомольцев вечера!..

Полно, звёзды, стыдливо скрываться,
Хорониться за облачный дым!
Сколько лет вам? А мне — восемнадцать!
Хорошо погулять с молодым!

Хорошо ночами за околицу
Выходить навстречу тёплым дням
И всю жизнь весёлым комсомольцем
Шествовать по солнечным путям!

1951 год

*****

О тебе

О тебе, пушистой, лёгкой, звонкой,
В самом сердце память берегу.
Встретилась ты мне совсем девчонкой
Где-то на малеевском снегу,

Где-то по дороге к Старой Рузе
В шумном вихре радостной игры
Начинал завязываться узел,
Не развязанный до сей поры.

Помнишь, как взлетали мы с разбега
В поздний час на белые холмы?
И казалось: не было ни снега,
Ни морозной ночи, ни зимы…

И узнали мы, что мать-природа,
Нам на счастье или на беду,
Может быть не с временами года,
А сама с собою лишь в ладу.

Вспышки ослепительного света
Вырывались из метельной тьмы.
Не было ни осени, ни лета,
Ни весны… А только были мы.

Я не знал, что повторится чудо,
Молнией мелькнувшее вдали…
Неужели это мы оттуда
К нынешней любви своей пришли?

1957 год

*****

А в глазах весну несли они

Пополнели, стали матерями
Тоненькие девушки страны,
Те, что проходили вместе с нами
Сквозь большой огонь
Большой войны.

По щекам хлестали нас метели,
Лютый зной пронизывал насквозь.
Грубые походные шинели
Поносить красавицам пришлось.

На пилотках звёзды боевые,
Стянутые в поясе ремни,
На плечах погоны полевые,
А в глазах весну несли они.

И, превозмогая все напасти,
Вдруг усталость сбрасывали с плеч,
Чтобы солнце радости и счастья
Вновь для милой Родины зажечь!

Посмотрите ратной славы списки:
В них дела погибших и живых,
Санитарки, снайперы, связистки,
Феи перекрёстков фронтовых.

А теперь на мирных перекрёстках,
Вспоминая молодость свою,
Очень многих девушек-подростков
Я в солидных мамах узнаю.

И прошу их:
Вы своим ребятам,
Не смущаясь, говорить должны,
Что без вас, без женщин,
В сорок пятом,
Может быть, и не было б весны.

*****

Грустные ивы

Грустные ивы склонились к пруду,
Месяц плывёт над водой.
Там, у границы, стоял на посту
Ночью боец молодой.

В грозную ночь он не спал, не дремал,
Землю родную стерёг.
В чаще лесной он шаги услыхал
И с автоматом залёг.

Чёрные тени в тумане росли,
Туча на небе темна…
Первый снаряд разорвался вдали —
Так начиналась война.

Трудно держаться бойцу одному,
Трудно атаку отбить.
Вот и пришлось на рассвете ему
Голову честно сложить.

Грустные ивы стоят у пруда,
Месяц глядит с вышины…
Сонному берегу шепчет вода
Имя героя страны.

Вместе с победой спокойные дни
В эти вернулись края.
Ночью на тихой заставе огни
Вновь зажигают друзья.

*****

Где ты, утро раннее?

Где ты, утро раннее,
Светлые мечтания?
Юность комсомольскую
Вовек не позабыть.
Первое свидание:
Встреча и прощание.
Спеть бы песню грустную,
Да некогда грустить.

Были зори ясные,
Были дни ненастные.
Сколько дыма-пламени
Видали облака!
Радости с печалями,
Те, что испытали мы,
Вспомнить бы за чаркою,
Да некогда пока.

Всё, что нами пройдено,
Будет помнить Родина:
Милые привольные
Советские края.
Новыми надеждами
Молоды, как прежде, мы,
Потому что стариться
Нам некогда, друзья!

*****

Заветный камень

Холодные волны вздымает лавиной
Широкое Чёрное море.
Последний матрос Севастополь покинул,
Уходит он, с волнами споря.

И грозный, солёный, бушующий вал
О шлюпку волну за волной разбивал.
В туманной дали
Не видно земли,
Ушли далеко корабли.

Друзья-моряки подобрали героя.
Кипела волна штормовая.
Он камень сжимал посиневшей рукою
И тихо сказал, умирая:

«Когда покидал я родимый утёс,
С собою кусочек гранита унёс…
Затем, чтоб вдали
От крымской земли
О ней мы забыть не могли.

Кто камень возьмёт, тот пускай поклянётся,
Что с честью носить его будет.
Он первым в любимую бухту вернётся
И клятвы своей не забудет!

Тот камень заветный и ночью, и днём
Матросское сердце сжигает огнём.
Пусть свято хранит
Мой камень-гранит,
Он русскою кровью омыт».

Сквозь бури и штормы прошёл этот камень,
И стал он на место достойно.
Знакомая чайка взмахнула крылами,
И сердце забилось спокойно.

Взошёл на утёс черноморский матрос,
Кто Родине новую славу принёс,
И в мирной дали
Идут корабли
Под солнцем родимой земли.

1943 год

*****

Волжанка синеглазая

Весенний день над Волгою
Пылал зарёю жаркою,
Когда в походе встретился
Донской казак с волжанкою.

Сказал два слова ласковых,
Потом вздохнул, как водится,
Добавил на прощание:
«Гора с горой не сходится…»

С тех пор не меркнет в памяти
Ни днём, ни ночью долгою
Волжанка синеглазая —
Весенний свет над Волгою.

Что сердцу было дорого,
С годами больше ценится.
Кругом невесты знатные,
А вот казак не женится.

Он едет в степь широкую,
На стройку отправляется…
Гора с горой не сходится —
Река с рекой сливается!

Огни ночные радугой
В Цимлянском море светятся…
Донской казак с волжанкою,
Наверно, там и встретятся.

1952 год

*****

Мы за мир!

Всей земли народ
Пусть тревогу бьёт:
Будем мир беречь!
Встанем, как один, —
Скажем: не дадим
Вновь войну зажечь!

Мы за мир! И песню эту
Понесём, друзья, по свету.
Пусть она в сердцах людей звучит:
Смелей. Вперёд за мир!
Не бывать войне-пожару,
Не пылать земному шару!
Наша воля твёрже, чем гранит.

Есть у нас наказ:
Строй народных масс
Дружбой укреплять,
Чтобы не могли
Изверги земли
Голову поднять!

Наших сил не счесть,
Мы стоим за честь
Братства и труда.
Наш заветный знак,
Всей земли маяк —
Красная звезда.

Мы за мир! И песню эту
Понесём, друзья, по свету.
Пусть она в сердцах людей звучит:
Смелей. Вперёд за мир!
Не бывать войне-пожару,
Не пылать земному шару!
Наша воля твёрже, чем гранит.

*****

Прощание с морем

Джеку Алтаузену

Дай же на тебя мне наглядеться,
Волнами звенящая лазурь,
Море чистое и ясное как детство,
Полное предчувствиями бурь.

Если только можешь, на прощанье
Синим светом озари мой путь.
Хоть частицу твоего дыханья
Дай мне в песни новые вдохнуть!

Мне не надо славы и почёта,
Штормовая сила мне нужна,
Чтобы пенилась моя работа
И кипела, как кипит волна.

Но сегодня приутихла ярость —
Это в честь прощанья день хорош.
Полыхает вдохновенный парус,
Сея в сердце молодости дрожь.
Если я когда-нибудь состарюсь,
Ты мне, море, молодость вернёшь!

Дай же на тебя мне наглядеться,
Волнами звенящая лазурь,
Море чистое и ясное как детство,
Полное предчувствиями бурь.

*****

Ходили мы походами

Ходили мы походами
В далёкие моря,
У берега французского
Бросали якоря.
Бывали мы в Италии,
Где воздух голубой,
И там глаза матросские
Туманились тоской.

Помним наши рощи золотые,
Помним степи, горы, берега!
Милый край, Советская Россия,
Ты морскому сердцу дорога!

Красивы африканские
Заливы, города,
Пылает в южной полночи
Хрустальная звезда.
Но где бы мы ни плавали, —
Все звёзды над водой
Казались нам московскою
Кремлёвскою звездой.

Везде, куда отважные
Заходят моряки,
Им снятся наши гавани,
Родные маяки.
Путями океанскими
Прошли мы целый свет,
Но краше нашей Родины
Нигде на свете нет.

Ходили мы походами
В далёкие моря,
У берега французского
Бросали якоря.
Бывали мы в Италии,
Где воздух голубой,
И там глаза матросские
Туманились тоской.

1947 год

*****

На коне

Вёрсты, как дни, пролетают,
Конь подо мною кипит.
Юность моя удалая —
Цоканье звонких копыт.

Взор мой — немеркнущий факел.
Ночь ли, сугробы, пурга —
В неудержимой атаке
Саблей достану врага!

Встречным огнём опалённый,
Вырвусь победно вперёд.
Нашему брату Будённый
Личный пример подаёт…

Там, за крутыми холмами,
Отдых в весеннем саду.
С бабами да стариками
Я разговор заведу.

Скажешь — задвижутся скамьи.
Глянешь — улыбки вокруг.
То, что не выскажу сам я,
Договорит политрук…

Если мой недруг повержен,
Радостно сердцу: эгей!
Жизнь моя — бег безудержный
Огненноноздрых коней.

Ну-ка, тряхну удилами,
Чёрта ли: быть иль не быть! —
Вейся, как быстрое пламя,
Краснознамённая прыть!

Славно под говор акаций
Гикнуть: «Даёшь!» — и лететь…
Жизнь на коне промчаться
И на коне умереть.

1921 год

*****

Моряки-москвичи

Присмирело море Баренца,
Ночь над берегом тиха.
За скалой в сторонке варится
Краснофлотская уха.

Вымыт пол водою пресною.
Придан кубрику уют…
Моряки землянку тесную
Тоже кубриком зовут.

До московских улиц близко ли
От арктической воды?
Спиридоновка, Никитская,
Патриаршие пруды…

К огоньку придвинув столики,
Вспоминать друзья пошли —
Кто Полянку, кто Сокольники,
Кто Таганку, кто Фили.

Вспомнил всё москвич в волнении,
Только дома не назвал,
Где он сердце на хранение,
Расставаясь, оставлял.

Разглашать не полагается
Тут секрет сердечный свой.
Если в бой идёшь — сливается
Этот дом со всей Москвой.

Море Баренца волнуется,
Словно думает о том:
Где родная эта улица,
Где любимый этот дом?

Не спеши его отыскивать,
Замела война следы…
Спиридоновка, Никитская,
Патриаршие пруды…

1942 год

*****

На лекцию, за книгу

На лекцию, за книгу, за тетрадь!
Врывайтесь в дебри формул и законов!
Нам надо научиться понимать
Язык ветров и солнца перезвоны…

Мы думаем —
Когда ревёт пурга,
Когда вода в горячке наводненья, —
Что человека хочет, как врага,
Смести пурга, снести вода в мгновенье.

И если где-нибудь начнёт вулкан
Землетрясеньем колыхать природу,
Мы думаем:
Вулкану кем-то дан
Недобрый знак к злодейскому подходу.

Ах, чудаки!
Да нет же, вовсе нет!
Вода мирна. Зачем вулкану драться?
Но надо ж им в докучном беге лет
Когда-нибудь с досады разгуляться.

Нельзя же им молчать из века в век
И молча прятать от людей зевоту, —
Им хочется, чтоб понял человек,
Что и природу
Взять пора в работу!

Не нам ли суждено завоевать,
Понять земли тоскующее лоно?..
На лекцию, за книгу, за тетрадь!
Врывайтесь в дебри формул и законов!

1920 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *