Любовь, Желанье, Чаянье и Страх — Перси Биши Шелли

…И многих ранило то сильное дитя,
‎Чье имя, если верить, Наслажденье;
А близ него, лучом безмерных чар блестя,
Четыре Женщины, простершие владенье
‎Над воздухом, над морем и землей,
Ничто не избежит влиянья власти той.
‎Их имена тебе скажу я,
‎Любовь, Желанье, Чаянье и Страх:
‎Всегда светясь в своих мечтах,
‎В своей победности ликуя
‎И нас волненьями томя,
Они правители над теми четырьмя
‎Стихиями, что образуют сердце,
‎И каждая свою имеет часть,
То сила служит им, то случай даст им власть,
‎То хитрость им — как узенькая дверца,
И царство бедное терзают все они.
Пред сердцем — зеркалом Желание играет,
‎И дух, что в сердце обитает,
‎Увидя нежные огни,
‎Каким-то ликом зачарован
‎И сладостным хотеньем скован,
Обняться хочет с тем, что в зеркале пред ним,
И, заблуждением обманут огневым,
‎Презрел бы мстительные стрелы,
‎Опасность, боль со смертным сном,
‎Но Страх безгласный, Страх несмелый,
Оцепеняющим касается копьем,
‎И, как ручей оледенелый,
‎Кровь теплая сгустилась в нем:
Не смея говорить ни взглядом, ни движеньем,
Оно внутри горит надменным преклоненьем.
О, сердце бедное, как жалко билось ты
‎Меж робким Страхом и Желаньем!
Печальна жизнь была того, кто все мечты
‎Смешал с томленьем и терзаньем:
‎Ты билось в нем, всегда, везде,
Как птица дикая в редеющем гнезде.
‎Но даже у свирепого Желанья
‎Его исторгнула Любовь,
‎И в самой ране сердце вновь
‎Нашло блаженство сладкого мечтанья,
‎И в нежных взорах состраданья
‎Оно так много сил нашло,
Что вынесло легко все тонкие терзанья,
Утрату, грусть, боязнь, все трепетное зло.
‎А там и Чаянье пришло,
‎Что для сегодня в днях грядущих
‎Берет взаймы надежд цветущих
‎И блесков нового огня,
‎И Страх бессильный поскорее
‎Бежать, как ночь бежит от дня,
‎Когда, туман с высот гоня,
‎Заря нисходит пламенея, —
‎И сердце вновь себя нашло,
‎Перетерпев ночное зло.

‎Четыре легкие виденья
‎Вначале мира рождены,
‎И по решенью Наслажденья
‎Дано им сердце во владенье
‎Со дней забытой старины.
‎И, как веселый лик Весны
‎С собою ласточку приводит,
‎Так с Наслажденьем происходит,
‎Что от него печаль и сны
‎Нисходят в сердце, и с тоскою
‎Оно спешит за той рукою,
‎Которой было пронзено,
‎Но каждый раз, когда оно,
‎Как заяц загнанный, стремится
‎У рыси в логовище скрыться,
‎Желанье, Чаянье, Любовь,
‎И Страх дрожащий, вновь и вновь
‎Спешат, — чтоб с ним соединиться.

Перси Биши Шелли, 1821 год
(Перевод Константина Бальмонта)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *