Молчанье — Эдгар Ли Мастерс

Я знаю молчанье звезд и моря,
И молчанье уснувшего города,
И молчанье мужчины и девушки,
И молчанье, когда говорит лишь музыка,
И молчанье лесов перед ветром весенним,
И молчанье больных
Со взглядом, блуждающим по комнате.
И я спрашиваю: разве может язык
Выразить все глубины?
Животное глухо ревет,
Когда смерть отбирает детеныша,
А у нашего разума перед жизнью
Отнимается сразу язык.
Мальчик спрашивает инвалида,
Сидящего у бакалейной лавочки:
«Как потерял ты свою ногу?»
И старый солдат молчит,
И мысли его витают,
Он не может сосредоточить их на Геттисберге
И отвечает шутливо:
«Это медведь откусил мне ногу».
Мальчик поражен, а старый солдат
Вдруг вспоминает, словно в тумане,
Вспышки ружей, пушечный гром,
Стон умирающих
И себя, лежащего на земле,
Хирургов в белых халатах, ножи
И долгое лежанье в постели.
Если б он мог описать все это,
Он был бы большой художник,
Но и тогда б увидел глубины,
Невыразимые словом.
Есть молчанье великой ненависти,
И молчанье великой любви,
И молчанье душевного покоя,
И молчанье отравленной горечью дружбы.
Есть молчанье душевного кризиса,
Чрез пытки которого ваше сознанье
Переходит, постигнув невыразимое,
В область высшей жизни.
Есть молчанье богов, понимающих друг друга без речи,
Есть молчанье полного пораженья,
Есть молчанье невинно осужденных,
И молчанье умирающего, чья рука
Внезапно хватает вашу.
Есть молчанье между отцом и сыном,
Когда отец не в силах высказать
То, что необходимо узнать сыну.
Есть молчанье между женой и мужем,
Есть молчанье сраженных своей неудачей,
Огромное сумрачное молчанье
Разбитых народов, вождей побежденных.
Есть молчанье Линкольна,
Вспомнившего нищету своей юности,
И молчанье Наполеона
После Ватерлоо,
И молчанье Жанны Д’Арк,
Шепчущей в пламени: «О Иисус»,
Два слова всей муки своей и надежды.
Есть молчанье старости,
Слишком полной мудрости, чтоб ее выражать
В словах, непонятных для тех,
Кто не достиг еще высшей ступени.
И есть молчанье мертвых.
Если мы, живые, не в силах
Выразить нашу жизнь словами,
Что ж удивительного, что мертвые
Не говорят ничего о смерти?
Молчанье их станет понятней,
Когда мы приблизимся к ним.

Эдгар Ли Мастерс
(Перевод Михаила Зенкевича)

*****

Я постиг молчание звезд и моря,
И молчание города в тихий час,
И молчание мужчины и девушки,
И молчание, для которого лишь музыка находит слова,
И молчание лесов, ожидающих начала весенних ветров,
И молчание больных,
Когда их глаза бегают по комнате.
И я спрашиваю: «Для глубин какого
Использования нужен язык?»
Зверь в поле всхлипнет пару раз,
Когда смерть его заберет молодым.
И мы безгласны пред лицом реальности —
Мы говорить не можем.

Любопытный мальчик спрашивает старого солдата,
Сидящего перед овощной лавкой:
«Как получилось, что у тебя ноги не стало?»
И старый солдат поражен молчанием,
Или душа его уносится прочь,
Потому, что он не может сконцентрироваться на Гейтерсбурге.
Душа возвращается игриво,
И он говорит: «Медведь откусил ее».
И мальчишка удивляется, пока старый солдат,
Немея, едва-едва переживает
Оружейные вспышки, гром канонады,
Вскрикивания убиваемых,
И себя самого, лежащего на земле,
И хирургов госпиталя, ножи,
И долгие дни в постели.
Но если бы он мог описать все это,
Он был бы творцом.
Но если бы он был творцом, тогда раны были бы более глубокие,
Такие, которые он не смог бы описать.

Есть молчание большой ненависти,
И молчание большой любви,
И молчание глубокого покоя разума,
И молчание огорченной дружбы,
Есть молчание духовного кризиса,
Из которого твоя душа, совершенно измученная,
Входит с видениями не для рассказов
В царство высшей жизни.
И молчание богов, которые понимают друг друга без слов,
Есть молчание поражения.
Есть молчание несправедливо наказанных;
И молчание умирающего, рука которого
Внезапно хватает твою.
Есть молчание между отцом и сыном,
Когда отец не может объяснить свою жизнь,
Даже будучи неправильно понятым из-за этого.

Есть молчание, которое проходит между мужем и женой.
Есть молчание тех, кто потерпел крушение;
И обширное молчание, которое накрывает
Сломленные нации и поверженных лидеров.
Есть молчание Линкольна,
Размышляющего о бедности своей молодости.
И молчание Наполеона
После Ватерлоо.
И молчание Жанны д»Арк,
Сказавшей среди костров: «Благословенен Иисус»,
Открывая в двух словах всю боль, всю надежду.
И есть молчание возраста,
Переполненное непередаваемой языком мудростью,
В словах, вразумительных для тех, кто не прошел
Огромного пространства жизни.

И есть молчание мертвых.
Если мы те, кто при жизни не может говорить
О глубоких переживаниях,
Почему ты удивляешься, что мертвые
Не рассказывают тебе о смерти?
Их молчание будет понято,
Когда мы приблизимся к ним.

Эдгар Ли Мастерс
(Перевод Анны Ждановой)

*****

Я изведал молчание звезд и морей
И молчание города, когда он в замешательстве,
И молчание мужчины и девы,
И молчание больного
Когда он водит глазами по комнате.
И я спрашиваю в отчаянии —
Что пользы в речи?
Зверь в поле стенает пару раз,
Когда смерть прибирает его молодым.
И мы безголосы столкнувшись с реальностью —
Мы не можем говорить.

Мальчишка спрашивает старого солдата,
Сидящего на пороге продуктовой лавки, —
Как ты потерял ногу?
Но молчание поражает солдата
Или его мысли витают далеко.
Потому что он не может сосредоточиться на Геттисберге.
Разве что шутливо,
И он отвечает — Медведь откусил ее,
И мальчик озадачен, пока солдат
Молча, неясно переживает
Вспышки ружей, грома пушек
Вопли сраженных
И себя, лежащим на земле
И госпитальных хирургов, скальпели,
И долгие дни в койке.
Но все это описать,
Может только художник.
А если бы он был художником, то появились бы раны
Глубже, чем он мог бы описать.

Есть молчание великой ненависти,
И молчание великой любви,
И молчание ожесточенной дружбы,
Есть молчание духовного кризиса,
В нем в твою душу, испытуемую изысканными муками,
Являются видения неизъяснимые
В эти приделы жизни высшей.
Есть молчание поражения,
Есть молчание несправедливо наказанных,
И молчание умирающего, чья рука
Вдруг хватается за твою.
Есть молчание между отцом и сыном,
Когда отец не может объяснить свою жизнь
Даже если его не поймут.
Есть молчанье, настающее между женой и мужем
Есть молчанье тех, кто потерпел неудачу.
И огромное молчанье, покрывающее
Сломленные народы и побежденных вождей.
Есть молчанье Линкольна,
Вспоминающего нищету своей юности,
И молчанье Наполеона
После Ватерлоо,
И молчанье Жанны Д’Арк,
Произносящей на костре: «Господи благословенный»,
Являя в двух словах все печали, все надежды.
И есть молчанье старости,
Слишком полной мудрости, чтобы язык мог ее выразить
В словах понятных тем, кто еще не прошел
Великий путь жизни.

И есть молчанье мертвых.
Если мы, живые, не в силах говорить при жизни
О нашем великом опыте,
Почему ты удивляешься тому, что
Мертвые молчат о смерти?
Их молчание должно быть прервано,
Когда мы приблизимся к ним.

Эдгар Ли Мастерс

*****

I have known the silence of the stars and of the sea,
And the silence of the city when it pauses,
And the silence of a man and a maid,
And the silence of the sick
When their eyes roam about the room.
And I ask: For the depths,
Of what use is language?
A beast of the field moans a few times
When death takes its young.
And we are voiceless in the presence of realities —
We cannot speak.

A curious boy asks an old soldier
Sitting in front of the grocery store,
«How did you lose your leg?»
And the old soldier is struck with silence,
Or his mind flies away
Because he cannot concentrate it on Gettysburg.
It comes back jocosely
And he says, «A bear bit it off.»
And the boy wonders, while the old soldier
Dumbly, feebly lives over
The flashes of guns, the thunder of cannon,
The shrieks of the slain,
And himself lying on the ground,
And the hospital surgeons, the knives,
And the long days in bed.
But if he could describe it all
He would be an artist.
But if he were an artist there would be deeper wounds
Which he could not describe.

There is the silence of a great hatred,
And the silence of a great love,
And the silence of an embittered friendship.
There is the silence of a spiritual crisis,
Through which your soul, exquisitely tortured,
Comes with visions not to be uttered
Into a realm of higher life.
There is the silence of defeat.
There is the silence of those unjustly punished;
And the silence of the dying whose hand
Suddenly grips yours.
There is the silence between father and son,
When the father cannot explain his life,
Even though he be misunderstood for it.

There is the silence that comes between husband and wife.
There is the silence of those who have failed;
And the vast silence that covers
Broken nations and vanquished leaders.
There is the silence of Lincoln,
Thinking of the poverty of his youth.
And the silence of Napoleon
After Waterloo.
And the silence of Jeanne d’Arc
Saying amid the flames, «Blessed Jesus» —
Revealing in two words all sorrows, all hope.
And there is the silence of age,
Too full of wisdom for the tongue to utter it
In words intelligible to those who have not lived
The great range of life.

And there is the silence of the dead.
If we who are in life cannot speak
Of profound experiences,
Why do you marvel that the dead
Do not tell you of death?
Their silence shall be interpreted
As we approach them.

Edgar Lee Masters

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *