Моя жизнь — Алексей Гастев

Велика в прошлом, бесконечна в будущем жизнь моя. Много столетий я не запомнил. Помню лишь, когда ходил закованный и был привязан к тюрьме моей — работе. Это я двести лет тому назад бил и разбивал машины. Это я, еще весь человеческий, восстал против холодных недругов своих. Я отдал тогда всю страсть свою этому железному единоборству; я тогда призывал богов на помощь себе и все же в борьбе потерял не одну голову. Я отчаивался тогда и бросался на отточенные резцы машин, крошил их, но и сам бился в тисках металла. Это я сто лет назад залил улицы мировых городов своей кровью и развертывал знамена со словами восстания и мести.

Это я же бился потом и терзал свое собственное тело по ту и по эту сторону границ. И теперь опять я, и уже как будто вновь рожденный, иду н строю. Все проходит через мои руки в орудия. Создаю виадуки, дороги, машины, микроскопы. Через пульс моего ставка и штрих моей пилы я ощущаю самые сокровенные мысли.

Я — носитель беспощадного резца познания. Всюду иду со своим молотом, зубилом, сверлом. По всему миру… Шагаю через границы, материки, океаны. Весь земной шар я делаю родиной.

Стою перед рабочим домом в Берлине. Стою и восторгаюсь: вот мой громадный, мой тяжелый, неуклюже-сильный дом. И все в нем мое: н входная арка с высеченным молотом, Который рвется из камня и просит песни, и Наковальня на столе секретаря, и шеренги товарищей, идущих взад и вперед.

Вхожу в кооператив в Манчестере и дрожу от радости: мое. Рожденное вдали, но по созвучию с моим, близким. Я под сводами парижской Биржи Труда, прокопченной и черной. Сначала чужая, выстроенная на чужие, нерабочие деньги, она стала наша, и ее прокопченные стены сделались символом надорванной усталой силы.

Несчастие… Яма, могила… На юге Африки взрыв. Тысяча жертв. Это — удар, это… мне удар… в самое сердце. Бездымные шахты, покрытые пеплом… Это — на краю света, памятник моему раненому, моему мировому сердцу. Умерло мое вчера, несется мое сегодня, и уже бьются огни моего завтра. Не жаль детства, нет тоски о юности, а только — вдаль.

Я живу не годы.
Я живу сотни, тысячи лет.
Я живу с сотворения мира.
И я буду жить еще миллионы лет.
И бегу моему не будет предела.

Алексей Капитонович Гастев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *