На черной трубе погорелого дома — Арсений Тарковский

На черной трубе погорелого дома
Орел отдыхает в безлюдной степи.
Так вот, что мне с детства так горьок знакома:
Видение цезарианского Рима —
Горбатый орел, и ни дома, ни дыма…
А ты, мое сердце, и это стерпи.

Арсений Александрович Тарковский, 1958 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *