Осьмнадцатое столетие — Александр Радищев

Урна времян часы изливает каплям подобно:
‎Капли в ручьи собрались; в реки ручьи возросли
И на дальнейшем брегу изливают пенистые волны
‎Вечности в море; а там нет ни предел, ни брегов;
Не возвышался там остров, ни дна там лот не находит;
‎Веки в него протекли, в нем исчезает их след.
Но знаменито вовеки своею кровавой струею
‎С звуками грома течет наше столетье туда;
И сокрушил наконец корабль, надежды несущий,
‎Пристани близок уже, в водоворот поглощен,
Счастие и добродетель, и вольность пожрал омут ярый,
‎Зри, восплывают еще страшны обломки в струе.
Нет, ты не будешь забвенно, столетье безумно и мудро,
‎Будешь проклято вовек, ввек удивлением всех,
Крови — в твоей колыбели, припевание — громы сраженьев,
‎Ах, омоченно в крови ты ниспадаешь во гроб;
Но зри, две вознеслися скалы во среде струй кровавых:
‎Екатерина и Петр, вечности чада! и росс.
Мрачные тени созади, впреди их солнце;
‎Блеск лучезарный его твердой скалой отражен.
Там многотысячнолетны растаяли льды заблужденья,
‎Но зри, стоит еще там льдяный хребет, теремясь;
Так и они — се воля господня — исчезнут, растая,
‎Да человечество в хлябь льдяну, трясясь, не падет.
О незабвенно столетие! радостным смертным даруешь
‎Истину, вольность и свет, ясно созвездье вовек;
Мудрости смертных столпы разрушив, ты их паки создало;
‎Царства погибли тобой, как раздробленный корабль;
Царства ты зиждешь; они расцветут и низринутся паки;
‎Смертный что зиждет, все то рушится, будет все прах.
Но ты творец было мысли: они ж суть творения бога,
‎И не погибнут они, хотя бы гибла земля;
Смело счастливой рукою завесу творенья возвеяв,
‎Скрыту природу сглядев в дальном таилище дел,
Из океана возникли новы народы и земли,
‎Нощи глубокой из недр новы металлы тобой.
Ты исчисляешь светила, как пастырь играющих агнцев;
‎Нитью вождения вспять ты призываешь комет;
Луч рассечен тобой света; ты новые солнца воззвало;
‎Новы луны изо тьмы дальной воззвало пред нас;
Ты побудило упряму природу к рожденью чад новых;
‎Даже летучи пары ты заключило в ярем;
Молнью небесну сманило во узы железны на землю
‎И на воздушных крылах смертных на небо взнесло.
Мужественно сокрушило железны ты двери призраков,
‎Идолов свергло к земле, что мир на земле почитал.
Узы прервало, что дух наш тягчили, да к истинам новым
‎Молньей крылатой парит, глубже и глубже стремясь.
Мощно, велико ты было, столетье! дух веков прежних
‎Пал пред твоим олтарем ниц и безмолвен, дивясь.
Но твоих сил недостало к изгнанию всех духов ада,
‎Брызжущих пламенный яд чрез многотысящный век,
Их недостало на бешенство, ярость, железной ногою
‎Что подавляют цветы счастья и мудрости в нас.
Кровью на жертвеннике еще хищности смертны багрятся,
‎И человек претворен в люта тигра еще.
Пламенник браней, зри, мычется там на горах и на нивах,
‎В мирных долинах, в лугах, мычется в бурной волне.
Зри их сопутников черных! — ужасны!.. идут — ах! идут, зри:
‎(Яко ночные мечты) лютости, буйства, глад, мор! —
Иль невозвратен навек мир, дающий блаженство народам?
‎Или погрязнет еще, ах, человечество глубже?
Из недр гроба столетия глас утешенья изыде:
‎Срини отчаяние! смертный, надейся, бог жив.
Кто духу бурь повелел истязати бунтующи волны,
‎Времени держит еще цепь тот всесильной рукой:
Смертных дух бурь не развеет, зане суть лишь твари дневные,
‎Солнца на всходе цветут, блекнут с закатом они;
Вечна едина премудрость. Победа ее увенчает,
‎После тревог воззовет, смертных достойный…
Утро столетия нова кроваво еще нам явилось,
‎Но уже гонит свет дня нощи угрюмую тьму;
Выше и выше лети ко солнцу, орел ты российский,
‎Свет ты на землю снеси, молньи смертельны оставь.
Мир, суд правды, истина, вольность лиются от трона,
‎Екатериной, Петром вздвигнут, чтоб счастлив был росс.
Петр и ты, Екатерина! дух ваш живет еще с нами.
‎Зрите на новый вы век, зрите Россию свою.
Гений хранитель всегда, Александр, будь у нас…

Александр Николаевич Радищев, 1801-1802 годы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *