Персидский гелиотроп — Райнер Мария Рильке

Возможно, похвала тяжелых роз
твою подругу растревожит въявь.
Тогда ты к вышитой траве прибавь
гелиотропа шепот, чтоб он внес
в бюль-бюля разухабистое пенье —
изящество, в него войдя едва.
Ты знаешь сам, как в сладком сновиденьи
в живую плоть сливаются слова.
И гласных нежная голубизна
благоухает ароматом сна.
Так перед стеганой листвою звезды
кистью смыкаются шелковогроздой,
сбивая наудачу в смесь одну
с ванилью и корицей — тишину.

Райнер Мария Рильке, лето 1908, Париж
(Перевод Богатырева К. П.)

*****

Возможно, похвала прелестной розе
преувеличенной для спутницы твоей
покажется: вдруг в вышивке полей
гелиотроп прошепчет в симбиозе.
Бюль-бюль добавит пению хвалы,
не зная розы, но сладкИ слова,
соединяясь в сумерках ночИ
в одно так близко — кругом голова.
И фиолет звучит в союзе гласных
средь балдахинов снов небес прекрасных.
И звёзды ясные над стёганой беседкой
Смешались с виноградной грозди веткой.
Ваниль, корица полнят тишину.
Всё собралось в единую волну.

Райнер Мария Рильке, лето 1908, Париж
(Перевод Негреско-Захаровой М.)

*****

Возможно, что в честь роз велеречивый слог
подруге не сродни, коль скромен ее нрав:
соедини в узоре, вышитом из трав,
гелиотропа шепот, лист и лепесток,
добавь к ним соловья ночные серенады,
певец, не зная розу, ей дарить готов
созвездья сладких слов, не требуя награды,
в единое соединяя, как любовь,
из гласных фиолетовая трель
взмывает в поднебесную постель.
Там, закрываясь в сомкнутые листья,
сплетают звезды шелковые кисти
и расплываются. И разливает сад
в тиши ванили и корицы аромат.

Райнер Мария Рильке, лето 1908, Париж
(Перевод Назаровой И.)

*****

Ты скажешь, что красивей розы нет,
но у подруги вкус иной, увы.
Добавь к пучку узорчатой травы
гелиотроп. И сделай ей букет
Акафист розе — в песне соловьиной,
Хоть с розой соловей и не знаком.
Но сладость слов, сливаясь воедино,
Трепещет фиолетовым цветком.
И звуки гласных ветерком с долин
тревожат над кроватью балдахин —
покров листвы и гроздья виноградные.
Как близко небо — звёздное, громадное»
Букет составь, чтоб в нём была слышна —
с корицей и ванилью — тишина.

Райнер Мария Рильке, лето 1908, Париж
(Перевод Кодеса С.)

*****

Persisches Heliotrop

Es könnte sein, dass dir der Rose Lob
zu laut erscheint für deine Freundin: Nimm
das schön gestickte Kraut und überstimm
mit dringend flüsterndem Heliotrop
den Bülbül, der an ihren Lieblingsplätzen
sie schreiend preist und sie nicht kennt.
Denn sieh: wie süße Worte nachts in Sätzen
beisammenstehn ganz dicht, durch nichts getrennt,
aus der Vokale wachem Violett
hindüftend durch das stille Himmelbett:
so schließen sich vor dem gesteppten Laube
deutliche Sterne zu der seidnen Traube
und mischen, dass sie fast davon verschwimmt,
die Stille mit Vanille und mit Zimmt.

Rainer Maria Rilke, Frühsommer 1908, Paris

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *