Песенка про американского солдата — Владимир Шандриков

Эх, ты, Джим!
Эх, ты, Джим!
Как просил: убежим!
Счас бы пили мы джин в кабаках!
Перешел таки Джим
На небесный режим
И витает теперь в облаках.

Ну, до встречи! Пока!
Я ж в плену у врага!
Ихний штаб навроде как баня.
Столь народу сошлось,
В баню-штаб собралось,
А зачем? Поглазеть на Хуана.

Так назвался я им,
Чтоб казаться своим,
А вообще-то ведь я Дилан.
Настоящий Хуан —
Вождь по кличке Ли Ван,
Вон он, сука, мой чистит наган!

А в вигваме галдёж,
Кто про что — не поймёшь!
Опосля оказалося — что ж? —
Всем для них я хорош,
Взяли ведь ни за грош,
Но переводчика нет, где возьмёшь?

Трое могут писать,
Двое малость читать,
Остальная же вся деревня,
От зари до зари
Вилы и топоры,
Да ножи метают в деревья.

Обстановочка — жуть!
Как они тут живут?
Змей и тигров — тьмища вокруг!
Знай, бананы жуют,
Сопли на пол плюют,
А, поди ж, не болеют, не мрут!

Тут заныла нога,
Вся в гангрене она,
Вы хоть градусник дайте мне, люди!
Мне Ли Ван подмигнул,
Вроде как намекнул:
«А слона, мол, не надо на блюде?!»

Говорю: «Вери вэл».
Объяснить им хотел,
А они мне суют орехи.
Я смекнул, что они
По-английски — ни-ни,
Прям, не штаб, а комната смеха!

Все орут и визжат:
Мол «нельзя им прощать»,
Ну а где переводчика взять?
И нельзя допрошать,
И нельзя расстрелять,
И, опять же, нельзя отпущать.

Собралось сотен пять,
И все хором вопят:
«Дескать, надо добить их, он — вша!»
А я хоть и левша,
Да какой же я вша,
Я солдат рядовой США,

Ван напротив сидит,
Потихоньку свербит,
Сразу видно — съел супу ушат.
Ну а если сердит,
Так зачем же свербить,
Тут и так уже нечем дышать…

Вдруг смотрю: этот Ван
Расчехляет наган
И мой кольт наставляет мне в лоб.
И кричит: «Говори!
Да смотри же — не ври!
Не расходать патрона мне чтоб!»

Вот те раз… Ну и ну!
Отвечаю ему:
«Где училися вы языку!»
Улыбается Ван:
«Я, — грит, — кровный чабан!
Ты же мне не валяй дураку!

Мне, — грит, — некогда, брат,
В кошки-мышки играть,
Мне пора, вон, доить бегемота.
В речке ждёт крокодил,
Со вчера не поил,
И удав отощал чего-то…

Воду мне не мути,
Сознавайся — кто ты?
И зачем ты, — грит, — в наших краях?»
На мечты мне он дал
Полминуты, нахал!
«А не то я вас буду бабах!»

Время быстро бежит,
Если хочется жить,
А кому неохота? Привет!
Я его подманил
И так грустно спросил:
«Где тут в джунглях у вас туалет?»

«Я те дам туалет!»
И под нос пистолет.
Все орут: «Кончай его гада!»
Тут как раз подошло,
Как-то враз отлегло,
Говорю: «Сенк ю! Уж не надо…»

«Ты, — грит, — янка-подлец
Резал нас, как овец!» —
У него все эпитеты скотника.
«Как шакала убью!
Затопчу, как свинью!
Впрочем, лучше отдам бегемотику…»

Вот попал так попал!
Чую я, что пропал!
А ведь ягодки все впереди.
Лучше б я под напалм
Вместе с другом упал
Иль в болоте упал где в пути…

С лаской вспомнил я тут
Ту верёвку и сук,
До чего же дурак был неопытный!
Счас висел бы и всё!
А теперь отчего
Я как кролик у них подопытный.

Вон, глазища у его,
Как у тигра самого,
Что людей поедает без регламенту.
И одышка у его,
И отрыжка у его,
Ну, ей-Богу же, как у мамонту!

А нога всё болит,
«Слышишь, Ван, отпили!
Пропадёт… Ты хоть дай порошку!»
«Не волнуйся за ногу,
Хирургия в цвету —
Будет надо — отпилим башку!

Сознавайся, шпион!» —
Снова рыкает он,
А чего я сказать ему мог:
Заблудился, искал?
Скажет: «змей» иль «шакал»,
Иль ещё как-нибудь обзовёт.

А была — не была!
Помирать однова!
И понёс я ему, и понёс…
Как я сеял я рис,
А взошёл то маис,
Потому что и был он — овёс.

Ну продал я бобы,
Те, что были — грибы,
А вообще это были груши.
Ох и вкусный же лён,
Вижу: Ван мой пленён,
Затаенно меня так слушает.

И уже не орёт,
Факт! На тему набрёл.
«Ой, хорош, — говорит, — продолжай-ка!»
Я — хитёр и попёр
Про тайгу и топор,
Про хоккей и даже Клондайк.

Робко он тут спросил:
Как я к ним угодил?
Я ему эдак хитро соврал:
«Понимаешь ли как:
Заблудился слегка,
Говорю же — грибы собирал!»

Ван поверил всему,
Одного не пойму:
Чем ему все же не угодил?
Видно, что-то не так
Я сказал натощак:
Ван весь кольт в меня разрядил…

Владимир Романович Шандриков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.