Петербургская зима — Вадим Гарднер

Две-три звезды. Морозец зимней ночки.
Еще на окнах блестки и узоры,
То крестики, то елки, то цепочки —
Седой зимы холодные уборы.

Как хорошо! Как грусть моя свежа,
Как много сил! Я думал — все пропало…
Душа блестит, дрожа и ворожа,
И сердце жить еще не начинало.

Я жил, но жизнь еще не та была;
Я рассуждал, желал и делал что-то;
Простых чудес моя душа ждала. —
Что для нее житейская забота?

*****

Месяц неуклюжий, месяц красноликий —
Завтра будут тучи, снег и ветер дикий.
Задымят, запляшут тучи снеговые,
Обнажатся ветром коры ледяные.
Заревет, завоет злая завируха,
Ослепляя очи, оглушая ухо.
То затихнет робко, то грозою белой —
Вихрем закрутится, бурей ошалелой.
Ветер вниз по трубам с гулом пронесется,
Чистыми волнами в комнаты ворвется.
А умчатся тучи, снег и ветер пьяный —
Мы кругом увидим свежие курганы.
Свечереет; стихнет; небо засребрится —
Белая пустыня тоже зазвездится.

Вадим Данилович Гарднер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *