Подражание народным стихам — Алджернон Суинберн

Четыре доски тяжелы как свинец.
Лишь гроб узнал, что сделал мертвец.

Первым проклятье сошло с языка
Могильной земле, что чертовски суха

Второе проклятье в голове родилось
Божьей работе, коей сгинуть пришлось.

Третье проклятье — холодным рукам,
Которые лента сплела на века.

Затем проклятье ногам он послал
Которые крепко саван связал.

«Владел я и золотом и серебром
И имя моё поминали добром,

В алых одеждах ходил и зелёных,
Макушку мою венчала корона;

Но недоступен стал мне мой мёд,
Теперь червями заполнен рот,

Уж не украсит волос мне венец,
Теперь я ничтожен, как нищий слепец,

Мышцы мои были толсты, сильны,
Теперь я как свечка саженной длины,

При жизни бока мои жиром заплыли,
Теперь же сухи, словно кучка пыли»,

Проговорила одна из досок:
«Что лучше — хлеб или мяса кусок?»

И вторая ответила ей:
«Мёд или вина пить веселей?»

Проговорила третья доска:
«Красное злато стоит ли волоска?»

Четвёртая верный нашла ответ:
«Все вещи равны, в них ценности нет».

Громко мертвец их вопрошал:
«Зеленую землю огонь запятнал?

Изрубили моих сыновей топором,
Пошло тело жены зверям на корм?

Дочку изжарили на сковороде,
Строят виселицу для верных людей?»

Доски ему отвечали хором:
«Разум твой переполнен вздором,

У твоей жены золотая кровать,
Жемчужною нитью блестят кружева,

Твои сыновья одеты в шелка,
И мягок и бел плаща рукав,

Новая юбка у дочки твоей,
Голубая тесьма полюбилась ей,

Перчатки и кольца носят слуги твои,
Такие подарки достойны любви».

Снова мертвец у них вопросил:
«Какие дары нам Бог посулил?».

Четыре доски отвечают скорей:
«Плоть, что накормит адских червей!»

Алджернон Чарлз Суинберн

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.