Полтавская битва — стихи

Полтавская битва - стихи

Полтава! Штык сияет,
Ядро, свистя, летит,
Пётр I побеждает,
Фитиль в руке горит.
И бомбардир, и воин,
Начальник войск и царь,
Высок, могуч и строен,
Он смотрит вдаль, не в старь.
Три века пролетело,
Полтава, жаль, сдана.
Не в шведах, брат, тут дело,
Распалась, грех, страна.
Украйна, уж, не наша,
И славы нет, как нет.
Россия — мала чаша,
А был — величья свет!
Петра нам дар — творенье
Отцов былых заслуг,
Увы — уж, сожаленье
И треск речей потуг.
А если бы, как ране,
Мечты мой взор летит:
Наталке, Ганне, Ване
Единый дом, не скит,
Как было бы прекрасно
В одной семье большой,
И чтоб врагам не властно
Разрушить храм святой,
Молиться, петь и сеять,
Творить и созидать,
Союз сердец лелеять,
Народом прежним стать.

Росов Василий

*****

Не воют ядра, стихли пули
Среди седого ковыля.
Будто в почетном карауле,
Вдали застыли тополя.

Гниют в земле штыки и латы,
Вдали — тумана седина.
Уснули вечным сном солдаты,
На поле брани — тишина.

Тут предки наши — прапрадеды —
Сложили в схватке жизнь свою.
Побеждены тут были шведы
В незабываемом бою.

Здесь прах героя и тирана
Спит три столетья вечным сном.
У храма крест среди кургана:
«Потомкам память о былом».

Здесь молвил Петр, поднявши чашу:
«За нас и за победу нашу!
Мир будет помнить, что не зря
Изрыта ядрами земля.

И нет предела русской Славе,
Где флаг наш кровью обагрён.
И Слава на века Полтаве,
Где Карл разбит и покорён!»

Мы тех побед не забываем,
Там покорилась нам беда.
Мы снова славу добываем
На поле брани и труда.

Колышет тихо ветер травы,
Сон навевая и покой.
Вдали горят огни Полтавы,
Да дремлют ивы над рекой.

Пух тополиный, ветром вздутый,
Плывет в тиши седой волной,
И молчаливые редуты
Мир охраняют под луной.

Туман садится на луга.
И там, где бой Полтавский был,
Народ, осиливший врага,
О Битве память сохранил.

Калиниченко Станислав

*****

Полки сошлись в бою кровавом,
Летает смерть над полем бравым,
И ядра бьют врагов, шипят,
Здесь порох, смерть и кровь и ад!

Стон раненых и крики битвы,
Летят уж к небесам молитвы,
Победа наша будет — Пётр,
Он выехал на войск осмотр…

Войска сражаются полдня,
Нам шведы не совсем родня,
Чего забыли под Полтавой,
Они задумались — кровавой
Была война — о, боже правый!

Та битва нашей вся была,
Здесь было жаркое сражение,
И было войск всех единение,
Победа в руки к нам плыла…

Полки сошлись в бою кровавом,
Летает смерть над полем бравым,
И ядра бьют врагов, шипят,
Здесь порох, смерть и кровь и ад!

Герун Владимир

*****

Солдат проснулся оттого, что в деревне
Упал в колодец первый луч и рассвета
Ещё стоял туман бессовестный, нервный
Через минуту конь промчался и ветром
Сорвало с буйной головы треуголку,
И с громом тысячи копыт прямо в поле
Остановилось войско. Тихо. Недолго
Осталось ждать и наблюдать как на воле
Гуляет враг. И ударили с дымом
Из многих ружей, словно копьями встарь,
Стреляли старые, штыком молодые
Кололи шведов. Между залпами царь
Прорвался дерзкою летящей стрелою,
Речь произнёс под стройный гром барабана,
Коня встревожил, отмахнувши рукою,
И впереди полков летел на тирана.
Летели пули вдоль его треуголки,
А сбоку падали в тягучую грязь
С коней валились прострелённых двустволкой
Кричали шведы — наши били, смеясь!
Под грохот пушек опрокинули ставку
И Карл раненый, ему подстрелили
Две добрых лошади, на третьей удавкой
Повис он, скачет в поднимавшейся пыли.
А войско ратное уж встретило вечер,
Зарыв окопы, стол поставили, пили,
В церквушке ветхой вековой только свечи
Стояли так же, как и те, кто дожили.

Пименов Анатолий

*****

Нет пехоты лучше в мире,
Чем у Карла короля.
Только натиск отразили
Храбры воины царя.
Конницей не взять редуты,
Пехотинцы в бой пошли.
Оставляя мёртвых груды,
В два редута лишь вошли.
В лагерь Пётр отводит силы.
Артиллерии огнём
Много шведов повалило,
Но стоит Карл на своём.
Строятся порядки снова,
Солнце на штыках блестит.
Карл пехотою сурово
Русской рати центр теснит.
Пётр в жестокой контратаке
Преломил сраженья ход.
Конницею шведский лагерь
С фланга Меншиков берёт.
Враг разгромлен, бой закончен,
Северной конец войне.
Наступил мир нужный очень
Милой русской стороне.

Купидон

Из Риги за Карлом спешит Левенгаупт —
В Стокгольме масштабный российский поход,
Москва впереди, за плечами Варшава,
В походном строю войско маршем идёт…

Восстал «тихий Дон» против царских поборов,
Булавин смутил против власти народ,
Разбит Долгоруков, «и царские воры,
Не сбрили с лица ни усов, ни бород».

Трубили фанфары, играли литавры,
Для Карла прогулка, — нам слёзы сирот,
С мечтой московита сразить как «кентавра»,
Гордыня накатит и в горле встаёт.

«Я лучший солдат! Я второй Македонский»!
Победа сидит у меня на седле,
Мазепа сдал «Сечь», и казак запорожский,
Стоять будет в битвах у нас на «крыле».

«В призывном письме бурю в русских раздую,
Под личной печатью подмётных листов,
В разбойный приказ царский род арестую,
И стану я вечен во веки веков»:

«Мне Роза ветров упоением в музе,
Мой ветер удачи в прохладе знамён»:
«Я точку войны завершу на французе,
И только тогда буду всем упоён».

Стоит Левенгаупт в деревне Лесная,
При нём кирасиры, фураж и обоз,
Их наш *корволант «в пух и прах» разбивает,
Под сладкие слёзы российских берёз.

Враг стягивал силы свои под Полтаву,
На землю ложился прохладный туман,
Решающий бой сыновей за державу,
Фатально гляделся сквозь вражеский стан.

Чернел небосвод, звёзды меркли под утро,
Полки пребывали в гнетущей тиши,
В Полтаве за Ворсклой проснулся малютка,
И смолк в колыбели у женской души.

За городом в поле нет псовой охоты,
И егерь с борзой не затравит волка,
Редуты по фронту возводит пехота,
И *в форме юнцов три отборных полка.

В осаде сидят тверечи и устюжцы,
С казаками встал на рубеж Левинец,
Здесь кончен для Карла маршрут его южный,
И *Келин получит свой «Меч — Кладенец».

Не вынесли «ключ», — на запоре ворота,
Туман застилает реки берега,
В безмолвии шли к русским шведские роты,
И с ними Роос, верный Карлу слуга.

Залп первой шеренги, — «упавших без счёта»,
По нашим рядам прокатилось: «пали»,
Навстречу врагу устремилась пехота…
Смешались мундиры, мелькая в пыли.

Решительный штурм перешёл в штыковую,
Приклады трещали под громкую брань, —
Князь Меньшиков «в лоб» кирасир атакует,
На сабли сойдясь в предрассветную рань.

В неистовой схватке шёл бой рукопашный,
С упорством в редуты врубался Роос,
Но русский солдат от природы бесстрашный,
Теснил их ряды в рощу белых берёз.

На правом крыле Шлиппенбах атакует —
Не выстоят наши напор до утра…
«Сам царь в этот час головою рискует»,
И ринулось войско, увидев Петра.

Враг больше не шёл, а топтался на месте,
Ряды прорежает картечь и шрапнель,
Под шквальным огнём угодив в перекрестье,
Подался назад, не вступая в дуэль.

В шеренгах стрельбу глушит скрежет металла,
Сквозь дым промелькнёт на плече эполет,
Пехота врага кое-где побежала,
Другим и в *»каре» устоять, силы нет.

Визжа по-татарски, их рубят калмыки,
Вперёд не прорваться, — по фронту клинки,
В измятых рядах о спасении крики, —
И лавой за речкой их ждут казаки….

Рассвет наползал в ярко — огненных красках,
Как после торнадо на поле следы,
Роосу снесло с головы его каску,
И бросились шведы в свои — же ряды.

Закончился штурм, опрокинуты шведы,
Отмечен отвагой прощенный Репнин,
Уже обозначился контур победы,
Враг в пленных шеренгах стоит, *победим.

Архангел к убитому с неба спустился,
С хоругвей Георгий явил лик святой,
Лежащим на поле рай в небе открылся,
В блаженстве душа обретает покой.

Реншёльд для острастки солдата повесил,
В разбитых редутах, им сделан заслон, —
Казалось, фельдмаршал, всё правильно взвесил…
Но справа и слева их фланг обойдён…

Злой ветер срывает знамёна героев,
Разбитых врагов окружают кольцом,
Здесь землю убитые Славой покроют,
А мы эту Славу как флаг пронесём.

Усатый «хохол», конь под ним полудикий —
*Семёна Гурко запорожский казак,
Лазутчик Мазепы насажен на пики —
Разъезды в тылу сторожат бивуак:

В палатке у Карла, настойка лаванды:
«Лейб-медик, подлекарь, и их парики»,
«И слава бежит от него, Александра,
Из смятых шеренг, уже в наши полки».

Отравленный воздух, — одышка и рвота,
От смрада горчит, и чернеет слюна —
Впервые бежит *Каролинская рота,-
Монархов судьба, Богом предрешена…

Вот Солнце восходит на утреннем кряже,
На мелкие стычки рассыпался бой…
А шведский король и надёжная стража,
От войск удаляются с каждой верстой.

Мундир голубой — весь изодранный в клочья,
Хромых, обескровленных, шведских солдат,
Ведут по селению Переволочны —
А всем православным сердечный «Виват»!

«Виват» запорожцам, и конным калмыкам,
Что верой служили, в сей час роковой,
Связавшись однажды с народом Великим,
На веки, и вечно единой судьбой.

Стучат барабаны «отбой и победу»,
«Ура» прокатилось с ружейной пальбой,
Давно до меня эта битва воспета,
Итог же войны, — Петербург над Невой.

Полней наливаем, и будем здоровы,
Под звон серебра с троекратным «Ура»,
Пахучим напитком медовой ендовы,
В хмельной ассамблее, «Во здравье Петра»!

Повержен в веках пресловутый Мазепа,
И дерзкий король был развенчан царём, —
Полтава ж останется музой поэта,
И в русской истории памятным днём.

Галкин Юрий
____________________________________

* Корволант-Пехота на конях.
* Имеется ввиду ранение Карла до начала баталии.
* В то время форма различалась.
* Келин-Комендант Полтавы.
* Каре — отражение врага со всех сторон.
* Карл 12, называл своё воинство «непобедимым».
* Семён Гурко — У Пушкина Палей.
* Каролинская рота — отборная шведская пехота.

*****

Тихой ночью швед крадется,
Хочет русских победить!
Чтобы этот восход солнца
Русской кровью окрапить.

Но и Меншиков не дремлет —
Дал команду наступать!
Ему войско дружно внемлет
И не думает бежать.

Конница вперед пехоты
Поспешила на врага,
Бросился в атаку Петр —
Мчит лихого рысака!

Швед поник. Но в бой великий
Начал рваться Карл Седьмой!
Шашки, ружья, пушки, пики!
Кто тут мертвый? Кто живой?

Вдруг король был сбит с «насеста».
Шведы в панике бегут!
Под Полтавой это место
Местом славы нарекут!

Этот день стал переломным
В долгой Северной войне.
Швед был полностью разгромлен
И лежит теперь в земле.

Чудесникова Татьяна

*****

Были внутренние беды:
Недовольство, мятежи,
Но «завязли в Польше шведы»* —
Снова мирно год прожит!

Кончив с Августом «возиться»,
Свергнув с трона навсегда,
Карл решил с Петром сразиться,
Несмотря на холода.

Причиняли беспокойство
Шереметев и Репнин,
Потрепал у Карла войско
«Полудержавный властелин»**.

Шведам он все карты спутал
И сыграл свою в том роль,
Что в Смоленске очень круто
Повернул на юг король:

На Москву идти нелепо,
Лучше двинуться на юг,
Ожидает там Мазепа***,
То ль союзник, то ли друг.

Гетман затевал измену,
Карлу обещал полки,
Но, Мазепе зная цену,
Не восстали казаки.

Испытал король досаду,
Что с Мазепой проиграл.
Взял Полтаву он в осаду,
Но царь Пётр войска собрал,

Укрепил близ шведов лагерь —
Там и пушки, и войска, —
Чтобы северный «бродяга»****
Поражение сыскал.

Повстречались под Полтавой.
Чему быть, тому и быть:
Иль погибнуть, но со славой,
Иль победу раздобыть.

Бились ночью, бились утром,
Бились снова ранним днём,
Поливая шведов мудро
Истребительным огнём.

Били метко пушки с фланга,
Били залпами в упор,
И огня такого ранга
Не видали до сих пор.

Вот и близок миг победы,
Прогремел последний залп!
Наконец, бежали шведы,
И король за Днепр бежал…

В полдень на своём обеде
Пётр шутливо произнёс
За учителей, за шведов,
Знаменитейший свой тост…

Для России от Полтавы,
В крови цвет обагрена,
Пролегла дорога славы
Прямо до Бородина.

Иван Есаулков
_______________________

* Перефразированное выражение Петра Первого.
** Александр Меншиков (см. поэму Пушкина «Полтава»).
*** Гетман Украины.
**** Историк В. О. Ключевский назвал Карла «скандинавским бродягой».

«Вот здесь» — простерши руку Пётр,
«В редутах встанут наши роты.
Полтава гордая супротив,
Врага стоит, не время ждать.

Гонец, неси посланье Карлу,
Державный спор решим в бою.
И други чувствую я славной,
Здесь будет битва по утру.

Вам воины — Отчизны дети,
Вещаю в этот грозный час.
Пришёл тот день, в который должно,
Судьбу Отечества решать.

И право вам не стоит мыслить,
Что в бой идёте за Петра,
Вы за отечество идёте,
Что поручила мне судьба.

Не должно нам смущаться славы,
Непобедимых шведских войск.
Все это ложь, мы их бивали,
Совсем недавно, при Лесной».

Лишь чуть забрежил час зарницы.
Ударил враг всем градом пуль.
И пали первых два редута,
Приняв на грудь коварный штурм.

Пробились шведы пешим строем,
Пытаясь натиском рвануть.
Других два русских гарнизона,
Отважно преградили путь.

К ним Меншиков с Ренне аллюром,
Драгун на помощь привели.
И Карла конные эскадры,
Драбанты обнажив пошли.

Схлестнулись дюжие отряды,
Хрип лошадей, металла звон.
Лиц окровавленные взгляды,
И смерти разъярённый гон.

Враг крепок, зол, достойно бьется,
Но мы здесь на своей земле.
И вот уже противник гнётся,
И отступил к своей черте.

Редуты вновь полны отваги,
Фузеи, пушки зарядив.
Солдаты новой ждут атаки,
Упёртый швед на штурм трубит.

Свирепым залпом всех орудий,
Врага сдержала наша брать.
И вот уж Росса с Шлиппенбахам,
Фланг правый стали отдавать.

Драгуны Меншикова ждали,
Черёд свой, вскинув палаши.
Фланг правый оттеснив кромсали.
Разбиты грозные враги.

Но бой идёт, до смерти бьются,
Штыками, в рукопашном сечь.
Репнин по центру держит лично,
Пехоты направляя меч.

Сам Шереметьев правит войском,
То там, то тут идут полки.
И вот уж слева в бойне жесткой,
Новогородцы полегли.

Второй, не менее отважный,
Новогородский батальон.
По мановенью Петра вышел,
Создав врагу живой заслон.

Летают ядра, свист картечи,
Отборной брани злые речи.
Штыки повсюду, ждут огреха,
Тела разят ища успеха.

Напором пробуют взять шведы,
Но не видать им здесь победы.
Завязли взятые в клещи,
Не там, не тут не в мочь идти.

Атака Карла захлебнулась,
Стал проседать великий швед.
Дружина русская шагнула,
Сжимаясь флангами в ответ.

И дрогнул швед, боясь полона,
И отступил и побежал.
Со славой вышедший из дома,
Позор в России пожинал.

Урааа, над полем громыхало,
Летели русские полки.
Врага крушат, за кровь Полтавы,
Отчизны верные сыны.

Разбитый Карл бежал с Мазепой.
За Днепр, в Османские края.
Понурый, Славу потерявший,
Бросив побитые войска.

Разбит, повержен враг геройски,
Пленён и штаб и всяк солдат.
Во все концы России дольной,
Гонцы с известием спешат.

Vivat! Петру кричат солдаты,
Полтаве слава за труды.
Виктории великой радость,
Восторгом плещется души.

Царь Пётр воинство построив,
Держал пред ними речь свою.
Со всем могуществом державным,
Коим положено царю.

«Сыны отечества родные,
Чада возлюбленные мной.
Потом трудов создал вас ныне,
Могучим сделав кулаком.

Без вас Отчизна, словно тело,
Душой оставленное — склеп.
Не может выбраться из тлена,
Без вас житья России нет.

Вы к Богу, к вере православной,
В любви к Отечеству, ко Мне.
Во славу храбрости ступали.
Жизнь не жалея на войне.

Дел ваших ратных верный подвиг,
Забвеньем не сотрут года.
Они в историю России,
Вписались ныне навсегда!»

Заборских Дмитрий

*****

Сбежал Мазепа с казаками к шведам.
О той измене царь наш узнаёт.
В походе шведов настигают беды —
Отбит обоз. То нам в зачёт идёт.

Без провианта, пороха остались
В походе шведы — наших войск вина.
Припасы от Мазепы не достались —
Мазепы ставка нами сожжена.

Карл* на Полтаву грозно наступает.
Как устоять? Все знают, швед силён.
С гонцом к царю о помощи взывает
В Полтаве осаждённый гарнизон.

Плацдарм хорош. Построены редуты.
Пред боем русский лагерь укреплён.
И Карл идёт без выбора маршрута.
Под залпы пушек бросил войско он.

Он терпит крах, бежит из под Полтавы.
К турецкому султану он бежит.
Нам не нужна война на две державы,
К тому же царь войсками дорожит.

Сто сорок тысяч турок наступают.
Лишь тридцать восемь тысяч против них.
Кавалеристов турки отсекают
И окружают. И не их одних.

Атаковать османы не решились —
У русских артиллерия сильна.
Уладить миром всё тогда стремились.
Не состоялась с Турцией война!

Подписан мир. Россия обязалась
Вернуть Азов и Карла пропустить.
И с Таганрогской крепостью рассталась,
Сравняв с землёй. Пришлось за мир платить.

Но взята Рига, Ревель покорился,
Эстляндия с Лифляндией у нас.
В миру престиж России укрепился.
Таков расклад на тот далёкий час.

Тимченко Николай

Дзен Telegram Facebook Twitter Pinterest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *