Портрет Хуциева — Андрей Вознесенский

Марлен Мартыныч, Марлен Монтирович,
Арестовавыч Картиныч,
как лист сутулыч,
как лист осеннич,
летишь, христовыч,
на свой
чердак.
Тел в твоё время не арестовывали —
душе впаяли четвертак!

Все годы лучшие твои схватили —
не самого тебя, слава Господи.
Убили душу лишь, Марлен Мотивыч,
и расшакалили в Госкино.

Топтал ботиныч асфальт Державы,
а в заточённой твоей душе
сидели Слуцкий и Окуджава,
зал нестудентов теперь уже.

Душа с Распутиным срока навёртывала
(с Григорь Ефимычем) — за годом год…
Она вернулась, от пыток мёртвая,
и нас с тобою не узнаёт.

Бродило тело меж нас, не плакало,
Нематерьяльное, как вина.
Ведь, по свидетельству Андрея Плахова,
фильм закрыли из-за меня.

И что тут выправишь?
И что тут вычленишь?
Как всё постичь?
Мерлин Мартинивич, Политехничевич,
Нечечевичевич,
ты всех простишь.

Андрей Андреевич Вознесенский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *