Портрет Хуциева — Андрей Вознесенский

Марлен Мартыныч, Марлен Монтирович,
Арестовавыч Картиныч,
как лист сутулыч,
как лист осеннич,
летишь, христовыч,
на свой
чердак.
Тел в твоё время не арестовывали —
душе впаяли четвертак!

Все годы лучшие твои схватили —
не самого тебя, слава Господи.
Убили душу лишь, Марлен Мотивыч,
и расшакалили в Госкино.

Топтал ботиныч асфальт Державы,
а в заточённой твоей душе
сидели Слуцкий и Окуджава,
зал нестудентов теперь уже.

Душа с Распутиным срока навёртывала
(с Григорь Ефимычем) — за годом год…
Она вернулась, от пыток мёртвая,
и нас с тобою не узнаёт.

Бродило тело меж нас, не плакало,
Нематерьяльное, как вина.
Ведь, по свидетельству Андрея Плахова,
фильм закрыли из-за меня.

И что тут выправишь?
И что тут вычленишь?
Как всё постичь?
Мерлин Мартинивич, Политехничевич,
Нечечевичевич,
ты всех простишь.

Андрей Андреевич Вознесенский

Дзен Telegram Facebook Twitter Pinterest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *