Последнее странствие — Теодор Крамер

Бродяжничество долгое мое!
К концу подходит летняя жара,
пшеница сжата, сметано стожье
и в рост пошли по новой клевера.
Благословенны воздух и простор!
Орляк уже не ранит стертых ног,
рокочет обезъягодевший бор
и вечером все чаще холодок.
Я никогда не ускоряю шаг,
не забредаю дважды никуда:
мне все одно: ребенок и батрак,
кустарник, и булыжник, и звезда.

Теодор Крамер
(Перевод Евгения Витковского)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.