Правда. Полуправда. Полуложь — Лев Мирошниченко

А есть ли правда в полуправде?
И если она там есть,
то есть она и в полулжи.
Подобно свету в полутьме.

Да что там — в полутьме!
Давно доказано,
что ни в глубине земли —
в каких-нибудь кладовках ада,
ни на ночной луне —
с обратной стороны,
нет уголка, где бы царил
полнейший мрак.

Ведь даже черно-смоляные стены,
в средневековом каземате,
хоть слабо-слабо,
но испускали свет —
для праведника,
готового за истинную веру
подняться на костёр.

Выходит, нет полнейшей тьмы.
Выходит, нет и полной лжи,
поскольку в ней,
как говорят иные люди,
хоть на чуть-чуть
мерцает правда.
И значит, по существу,
нет и абсолютно чистой правды.
Лишь разве только —
в голове у психов.

И получается, что ложь
иль полуложь —
это не ложь,
а лишь здоровая приправа,
и, может быть, хорошая оправа
для бедной голой истины —
нередко немощной, больной,
к тому ж с цингой.

Теперь кому-то хочется
побольше правды,
больше света.
А посмотрите:
ведь никто сейчас
и не спешит хватать
с поличным за руку продажного лжеца,
играющего с бежавшей из темницы правдой,
хромающей от недавних пыток,
чтоб обвалять её в приличной шерсти
патриотической брехни.

От пресловутой чистой правды
как бы не ослепнуть!
А ягода желанной истины,
манившая в томительной ночи,
при ярком свете может оказаться
с большой гнильцой.
И будет очень жаль,
а голод не пройдёт.

Больная наша истина
сейчас горька
и отяжеляет душу.
С ней невозможно
благополучно жить.
Куда приятней
проглотить
полчашки милой полуправды,
и с нею вместе на полчашки —
добротной сладкой полу-лжи —
без всякого вреда
для глаз, желудка,
для души.

Лев Мирошниченко, 1990 год, Москва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.