Смерть Алексия, Римского Угодника (Легенда седьмая) — Ольга Седакова

Ты сад, ты сад патрицианский,
ты мрамор, к сердцу привитой,
шумишь над снящейся водой,
над юностью медитерранской,
делясь последней красотой
с усыновленным сиротой.

И лепестки себя кидают,
и распускается вода,
и так колонны расцветают,
что сердце бьется от стыда.

И человек ли угадает,
зачем насажен этот сад,
зачем нас в горе покидают
и в радости зовут назад
и — попрощайтесь! — говорят
и снова прошлым окружают.

И вот окно выходит в сад.
Как в слабоумном отраженье,
он узнаёт свой новый взгляд
в его стесненье и стяженье.
Волокна верят и болят:
— Неужто Бог идет, как яд?

Идет, как яд идет в крови,
и, безопасный иноверцу,
Он только слышащее сердце
рвет, словно письмо любви.
И сердце просит:
— Разорви!

Я слышу хищное сниженье
другой столицы. Перед той
ты — сдержанное униженье,
предместье юности второй.
Семейный плач, наемный вой. —

со светом требует меня.
Я выйду, глаз не поднимая
и шага не переменя.

И если время утешает,
то примет вас, как слезный плат,
как со свечи нагар снимают,
как в окна ласточки летят.

Как я иду в глаза из глаз
уже в слезах воспоминанья,
я — голос, поднятый за вас,
и принятое подаянье.

Ольга Седакова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *