Собираясь на работу мартовским утром — Богдан Агрис

Ольге Стороженко — подарок на день рождения

Небо завсегда чуть горчит спросонок.
На полу валяется томик Лема.
Глас из телефона нервозно-тонок:
Интонации разные — та же тема.

Мебель чуть рассохлась под взглядом Будды,
Заселенного в скучную плоть фаянса.
В проводах сливаются амплитуды,
Выдавая «накося!» резонанса,

Отчего шутя вылетают пробки,
И заходится в тресках модемный зуммер.
Я бы вынес физический мир за скобки,
Но умею плохо, а Гуссерль — умер.

Я пишу статьи, эпиграммы, письма,
В промежутках — пью, интригую, скалюсь.
С кем резвилась ночью моя харизма,
Выясняю утром, раздвинув жалюзь.

Что тебе не нравится, дорогая?
Все отлично — в смысле: «Ничто не схоже».
Ты была одна — а теперь другая.
Та была постарше, а ты моложе.

Только у меня как-то одинаков
Возраст: двадцать восемь плюс-минус эра.
Все живу, и все ожидаю знака
Что скостили срок, но! — «блаженна вера».

Я хотя не жид, но, похоже, вечен,
И бессмертен буду до смерти самой.
Я бы и взвалил небосвод на плечи —
Боги не дают, опасаясь срама.

И сомненья их не без почвы, ибо
Из меня не выйдет кариатиды.
Март уже в разгаре: блефуют Рыбы,
Но пока еще не настали Иды.

Все-то мне неймется быть в Риме первым.
Ладно бы еще профиль был орлиным!…
Форум ли Траяна иль храм Минервы,
Эйфелева, или Рейхстаг Берлина —

Все скользит, мешается и роится,
Словно пчелы в сравненьях Гомера, только
Мне пока не хочется в психбольницу,
Потому на историю разве в щелку

Посмотреть решаюсь. Воспеть хочу я
Географию: статика сердцу ближе.
И оно практичнее, ибо чую —
Мне еще придется пожить в Париже.

Треп вокруг да около… Крюк окольный
Для собаки и милого — не проблема.
Слишком много в округе колоколен,
Тех, с которых смотрят, и кто Голема

Смог во мне увидеть, а кто — похлеще.
Только вот per speculum что за specto?
Обьективней смотрят на дело вещи,
Ибо сами с восьми до шести — обьекты.

А в часы досуга они — грифоны,
Василиски, отсветы, птичьи трели.
Отчего я путаю телефона
Нервный дребезг с пластичным огнем свирели?

Кофе пью из чашки, как небо, синей.
Тереблю подросший за месяц локон.
Бабочка с открытки из Абиссиний
За ночь превратилась обратно в кокон.

Скоро выходить — не забыть дискеты.
Кухня три на три; жаль — не километра…
Да, на случай коль не вернусь до лета —
Взять с собой огонь и немного ветра.

Богдан Агрис, 4-12 марта 2000 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *