Сонет 111. Преступницу Фортуну упрекни — Уильям Шекспир

Преступницу Фортуну упрекни —
богиню роковых моих грехов —
за то, что меньше дали мне они,
чем публика и нравы городов.
Я весь своим заляпан ремеслом,
как будто краской руки маляра,
и честь моя помечена клеймом…
Утешь меня — воскреснуть мне пора!
Дай мне лекарства уксус, и пока
мои заболеванья не пройдут,
не будет горечь для меня горька,
суров не будет твой суровый суд.
Но если ты меня утешишь сам,
меня навек излечит твой бальзам.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

О, как ты прав, судьбу мою браня,
Виновницу дурных моих деяний,
Богиню, осудившую меня
Зависеть от публичных подаяний.
Красильщик скрыть не может ремесло.
Так на меня проклятое занятье
Печатью несмываемой легло.
О, помоги мне смыть мое проклятье!
Согласен я без ропота глотать
Лекарственные горькие коренья,
Не буду горечь горькою считать,
Считать неправой меру исправленья.
Но жалостью своей, о милый друг,
Ты лучше всех излечишь мой недуг!

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

О за меня фортуну разбрани,
Она виною всех моих страданий.
Так ею исковерканы все дни,
Что я завишу от людских деяний.
Вот почему судьба моя жалка,
И ремесла отмечен я печатью,
Как краскою красильщика рука.
О сделай так, чтоб чистым стал опять я!
Из трав любых готов я пить отвар,
Приму и желчь и уксус терпеливо,
Готов снести тягчайшую из кар
И не считать ее несправедливой.
Лишь пожалей меня, мой милый друг,
И жалостью излечишь мой недуг.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Нет, не меня кори, кори мою судьбу,
Виновницу моих дурных деяний!
Она меня забросила в среду,
Родящую разнузданность желаний.
Вот отчего на мне лежит клеймо,
Вот что мою природу подчинило
Порывам чувств и грязью исказило…
В тебе одном спасение мое!
И, как больной, желая исцеленья,
Желчь снадобий готовится принять, —
Нет горести для цели исправленья,
Которой бы я не был рад признать.
О, пожалей меня, мой нежный друг!
И эта жалость исцелит недуг.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Не верь Фортуне — злому божеству,
повинной в том, что я негож без меры,
что я её подачками живу,
каков доход — такие и манеры.
От ремесла нет пользы никакой,
на мне клеймо, как будто я измазан
красильщика немытою рукой:
жалей того, кто сам собой наказан,
и помоги мне душу укрепить,
лечи меня без милости, хоть поркой,
чтоб исцелиться, буду уксус пить,
и горечь не покажется мне горькой.
Жалей, тогда пребуду я силён
и жалостью твоею исцелён.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

O for my sake do you with Fortune chide,
The guilty goddess of my harmful deeds,
That did not better for my life provide
Than public means which public manners breeds.
Thence comes it that my name receives a brand,
And almost thence my nature is subdued
To what it works in, like the dyer’s hand:
Pity me then, and wish I were renewed,
Whilst like a willing patient I will drink
Potions of eisel ‘gainst my strong infection;
No bitterness that I will bitter think,
Nor double penance to correct correction.
Pity me then, dear friend, and I assure ye
Even that your pity is enough to cure me.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.