Сонет 122. В мозгу моём, не в книжке записной — Уильям Шекспир

В мозгу моём, не в книжке записной —
твоём подарке — память о былом
удержит все заметки до одной
надёжней, чем ненужный твой альбом.
Навек или пока отмерен срок
Природою для сердца и ума,
в таких записках я б тебя сберёг,
которым не страшна забвенья тьма.
Отчёт любви, платившей по счетам,
или никчёмный свод пустых страниц
я, осмелев, назад тебе отдам,
кого храню среди своих таблиц.
Кому нужны для памяти листки,
тот всё забудет сердцу вопреки.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Твоих таблиц не надо мне. В мозгу —
Верней, чем на пергаменте и воске, —
Я образ твои навеки сберегу,
И не нужны мне памятные доски.
Ты будешь жить до тех далеких дней,
Когда живое, уступая тленью,
Отдаст частицу памяти твоей
Всесильному и вечному забвенью.
Так долго бы не,сохранился воск
Твоих таблиц — подарок твой напрасный.
Нет, любящее сердце, чуткий мозг
Полнее сберегут твой лик прекрасный.
Кто должен памятку любви хранить,
Тому способна память изменять!

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Твой дар, дневник, я мозгом заменил;
Неизгладимы в нем воспоминанья,
Он сбережет прочнее всех чернил
Твои черты навек, без увяданья.
Пока мой мозг и сердце будут жить,
Пока самих их не коснется тленье,
Я буду память о тебе хранить,
И не изгладит образ твой забвенье.
Всего не впишешь в бедный твой дневник,
Моя ж любовь без бирок сохранится:
Ее хранит души моей тайник,
И я готов вернуть твои страницы.
Любви тогда лишь памятка нужна,
Когда не верит памяти она.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Твой дар, портрет твой, у меня в мозгу
Запечатлен; его не смоет вечность.
Он тления не знает, жить ему
Вне времени предела в бесконечность.
Иль, в крайности, пока моей душе
Дает еще существовать природа.
В то время, как все гибнет на земле,
Твой облик будет цвесть из рода в роды.
Прожить ли столько этому портрету?
Я без доски ношу в душе другой.
Вот почему мне в этом нужды нету:
Твой истинный неразлучим со мной.
Держать для памяти изображенье
Не значит ли признать права забвенья?

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Я твой подарок помню наизусть —
весь текст, запечатлённый на скрижали,
пускай она пропала, ну и пусть,
зато слова бессмертие стяжали;
по крайности, пока мой мозг хорош
и сердце не закончило биенье,
пока ты в них и сам ещё живёшь,
твоим словам не суждено забвенье.
Пропавшего подарка мне не жаль,
моя любовь глуха к такой потере,
а мозг и сердце — это та скрижаль,
куда уже ты вписан в полной мере.
Забывчивость отвергни на корню:
тебя я прочно в памяти храню.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Thy gift, thy tables, are within my brain
Full charactered with lasting memory,
Which shall above that idle rank remain
Beyond all date, even to eternity;
Or, at the least, so long as brain and heart
Have faculty by nature to subsist,
Till each to razed oblivion yield his part
Of thee, thy record never can be missed.
That poor retention could not so much hold,
Nor need I tallies thy dear love to score;
Therefore to give them from me was I bold,
To trust those tables that receive thee more:
To keep an adjunct to remember thee
Were to import forgetfulness in me.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *