Сонет 124. Будь отпрыском судьбы любовь моя — Уильям Шекспир

Будь отпрыском судьбы любовь моя,
ублюдком высших сфер, его бы мог
наш Век, добра ли, злобы не тая,
и выполоть, и превратить в цветок.
Нет, случай не помог любви моей.
Ей блеск весёлой роскоши постыл
и не по нраву ужас мятежей,
чью силу век наш в моду превратил.
Любовь, смутив предательский расчёт,
внаём сдающий время по часам,
свои расчёты с вечностью ведёт
назло жаре и проливным дождям.
Пускай глупцы мне это подтвердят,
чья гибель — благодать, а жизнь — разврат.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

О, будь моя любовь — дитя удачи,
Дочь времени, рожденная без прав, —
Судьба могла бы место ей назначить
В своем венке иль в куче сорных трав.
Но нет, мою любовь не создал случай.
Ей не сулит судьбы слепая власть
Быть жалкою рабой благополучии
И жалкой жертвой возмущенья пасть.
Ей не страшны уловки и угрозы
Тех, кто у счастья час берет внаем.
Ее не холит луч, не губят грозы.
Она идет своим большим путем.
И этому ты, временщик, свидетель,
Чья жизнь — порок, а гибель — добродетель.

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Будь дочерью Фортуны и царя
Моя любовь, — была б она без прав,
Попала бы — из милости иль зря —
В букет цветов иль в ворох сборных трав.
Но нет! Ее не случай породил;
Ей приторная роскошь не страшна,
И не опасны взрывы рабьих сил,
Которым милы наши времена.
Она чужда бессмысленной грызне,
Где, что ни час, царит закон иной,
Она стоит поодаль, в стороне,
Где не грозят ни ливни ей, ни зной.
И пусть получат те глупцы урок,
Чья смерть добро, чья жизнь — сплошной порок.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Моя любовь и царского рожденья
Могла б быть все же пасынком судьбы,
Здесь все становится без исключенья —
Бурьян, цветок ли — жертвою косы.
Любовь же вне случайностей, и чужд
Ей пышный блеск дворцов и мрак паденья,
Она цветет в богатстве и средь нужд,
Вне прихоти времен и разрушенья.
Что для нее расчеты государства
В изменчивости суетной своей?
Она сама незыблимое царство,
Не ждет тепла, не гибнет от дождей.
Сошлюсь на тех, кто жил в греховной тьме,
Но умер как разбойник на кресте.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Когда б ты был Фортуною рождён,
то б оказался в положеньи странном —
любимцем или пасынком Времён,
цветком среди цветов или бурьяном.
Но нет же, от Фортуны ты далёк,
тебя не ослепить весёлым блеском,
и силам раболепным невдомёк,
что ты их поразишь в порыве дерзком;
ты к Хитрости всегда стоишь лицом,
она лишь на короткий миг активней,
но сам же остаёшься хитрецом
и не боишься ни жары, ни ливней.
В свидетели пусть Время шлёт шутов,
чья жизнь — грехи, а смерть — букет цветов.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

If my dear love were but the child of state,
It might for Fortune’s bastard be unfathered,
As subject to Time’s love, or to Time’s hate,
Weeds among weeds, or flowers with flowers gathered.
No, it was builded far from accident;
It suffers not in smiling pomp, nor falls
Under the blow of thralld discontent,
Whereto th’inviting time our fashion calls;
It fears not Policy, that heretic,
Which works on leases of short-numb’red hours,
But all alone stands hugely politic,
That it nor grows with heat, nor drowns with show’rs.
To this I witness call the fools of time,
Which die for goodness, who have lived for crime.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *