Сонет 125. Носить ли мне с собою балдахин — Уильям Шекспир

Носить ли мне с собою балдахин,
лаская душу честью показной,
или готовить место для руин,
создав подножье славы вековой?
Мне ли не знать, как платят по счетам,
лишась всего в погоне за тщетой,
и тратят, чтобы взять по мелочам,
и портят вкус изысканной едой?
Нет, поклоняться сердцу твоему —
простой, но честный долг любви моей,
и в наш обмен взаимный ни к чему
нам недостойных привлекать людей.
Прочь, соглядатай! Чем подлее ты,
тем больше в честном сердце правоты!

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Что, если бы я право заслужил
Держать венец над троном властелина
Или бессмертья камень заложил,
Не более надежный, чем руина?
Кто гонится за внешней суетой,
Теряет все, не рассчитав расплаты,
И часто забывает вкус простой;
Избалован стряпней замысловатой.
Нет, лишь твоих даров я буду ждать.
А ты прими мой хлеб, простой и скудный.
Дается он тебе, как благодать,
В знак бескорыстной жертвы обоюдной.
Прочь, искуситель! Чем душе трудней,
Тем менее ты властвуешь над ней!

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Зачем нужна мне показная честь,
Чтоб балдахин носили надо мною?
И для чего посмертной славы лесть,
Когда непрочны так ее устои?
Не знаю разве, как последний грош
От жадности терял искатель счастья?
Как добрый вкус вдруг станет нехорош
И позабыт затейной ради сласти?
Но мне позволь тебе служить любя,
Свой скудный дар вручить с благоговеньем,
Ты ж сердцу моему отдай себя,
Вознагради ответным приношеньем.
Прочь, клеветник! Чем злей ты и грубей,
Тем над душой ты властвуешь слабей.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Носить ли сень царей мне над тобой,
Чтоб выразить наружное почтенье,
Иль класть основы вечности — живой
Не долее, чем тлен и разрушенье?
Я ль не видал искателей почета,
Терявших все в стремлении к нему,
За то, что предпочли, пустые моты,
Простой, здоровой — острую еду?
Нет, нет! Тебя в душе я буду чтить.
Прими мой дар, хоть бедный, но свободный,
Без примеси приправы разнородной.
Давай друг друга попросту любить.
Прочь, клевета! Знай: верная душа,
Что ни твори, останется чиста.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Ужели я бы сам себе кадил,
под собственным шагая балдахином,
и вечности опору возводил,
чтоб после отнести её к руинам?
Как жалок тот, кто в раже показном
теряет всё и непомерно платит
за сладость нег, за сказочный фантом,
когда на жизнь простого вкуса хватит!
Я приношу тебе свой скромный дар,
как новый сувенир в обличье старом,
нет в нём ни криводушия, ни чар,
дар — это я, ответь мне тем же даром.
А клеветник пускай уходит прочь,
моей души ему не превозмочь.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Were’t aught to me I bore the canopy,
With my extern the outward honouring,
Or laid great bases for eternity,
Which proves more short than waste or ruining?
Have I not seen dwellers on form and favour
Lose all, and more, by paying too much rent,
For compound sweet forgoing simple savour,
Pitiful thrivers, in their gazing spent?
No, let me be obsequious in thy heart,
And take thou my oblation, poor but free,
Which is not mixed with seconds, knows no art,
But mutual render, only me for thee.
Hence, thou suborned informer! a true soul
When most impeached stands least in thy control.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *