Сонет 132. Люблю твой взор, жалеющий о том — Уильям Шекспир

Люблю твой взор, жалеющий о том,
что ты меня измучила в сердцах;
скорбит он в чёрном трауре своём
по мне, приметив боль в моих глазах.
Но так щека востока не горит
в лучах зари, и запада покой
так вполовину славой не покрыт,
что засверкала с первою звездой, —
как светел траур взора твоего!
Но лучше сердце трауром убрать
и состраданье облачить в него,
поскольку скорби цвет тебе под стать.
Что красота черна, в том клятву дам, —
и в том, что страшен вид не чёрных дам.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Люблю твои глаза. Они меня,
Забытого, жалеют непритворно.
Отвергнутого друга хороня,
Они, как траур, носят цвет свой черный.
Поверь, что солнца блеск не так идет
Лицу седого раннего востока,
И та звезда, что вечер к нам ведет, —
Небес прозрачных западное око —
Не так лучиста и не так светла,
Как этот взор, прекрасный и прощальный.
Ах, если б ты и сердце облекла
В такой же траур, мягкий и печальный, —
Я думал бы, что красота сама
Черна, как ночь, и ярче света — тьма!

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Люблю твои глаза. Они, увидя,
Как сердцем ты неласкова со мной,
Мне соболезнуют в моей обиде,
Оделись в траур и глядят с тоской.
Ни утреннее солнце в час рассвета
Так не украсит неба тусклый мрак,
Ни блеск горящей вечером планеты
Не освещает тихий запад так,
Как лик твой красят траурные взоры.
О, если траур так идет к тебе,
То пусть и сердце в скорбные уборы
Оденется, склонясь к моей мольбе.
И я скажу: Да, красота черна!
Лишь тот красив, кто черен, как она.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Люблю, когда порой ты с грустью вежды,
Поняв всю скорбь, что в сердце мне внесла,
Как бы одев их в мрачные одежды,
Вдруг с жалостью направишь на меня.
Не ярче солнце утром на восходе
Вдруг озарит предутреннюю мглу,
Не радостней на угасавшем своде
Вдруг видим мы вечернюю звезду, —
Чем этот взгляд глаза мои встречали…
О, если бы и сердцем ты под стать
Могла оплакать глубь моей печали
И ласкою мучения унять!
Тогда я буду клясться в том упорно,
Что на земле все скверно, что не черно.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

От сердца твоего одна беда,
зато глаза являют мне живучесть,
они одеты в чёрное всегда,
со мной мою оплакивая участь.
Так утреннее солнце с высоты
не разукрасит серых щёк востока,
и так звезда с приходом темноты
не осияет запад, одинока,
как лик твой красит пара чёрных глаз.
О, если бы и сердце не сдержалось
делить с глазами траур без прикрас
и в чёрный цвет свою окрасить жалость,
поклялся б я, что нет иных красот,
как чернота, хотя не всем идёт.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Thine eyes I love, and they, as pitying me,
Knowing thy heart torments me with disdain,
Have put on black, and loving mourners be,
Looking with pretty ruth upon my pain.
And truly not the morning sun of heaven
Better becomes the grey cheeks of the east,
Nor that full star that ushers in the even
Doth half that glory to the sober west,
As those two mourning eyes become thy face.
O let it then as well beseem thy heart
To mourn for me, since mourning doth thee grace,
And suit thy pity like in every part.
Then will I swear beauty herself is black,
And all they foul that thy complexion lack.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *