Сонет 22. Я не старею зеркалу назло — Уильям Шекспир

Кто в брак вступает второпяхЯ не старею зеркалу назло,
пока ты молодой, но если дни
распашут, как сохой, твоё чело,
то и со мной расправятся они.
Моя душа твоею красотой,
окутавшей тебя, защищена.
твоя душа со мной, моя — с тобой,
и нашим дням теперь одна цена.
Не для себя ты должен дать зарок
себя хранить, как я, а для того,
чтоб сердцем сердце я твоё берёг, —
как нянюшка — питомца своего.
Ты отдал сердце мне, но если грудь
моя замрёт — навек о нём забудь.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Лгут зеркала, — какой же я старик!
Я молодость твою делю с тобою.
Но если дни избороздят твои лик,
Я буду знать, что побежден судьбою.
Как в зеркало, глядясь в твои черты,
Я самому себе кажусь моложе.
Мне молодое сердце даришь ты,
И я тебе свое вручаю тоже.
Старайся же себя оберегать —
Не для себя: хранишь ты сердце друга.
А я готов, как любящая мать,
Беречь твое от горя и недуга.
Одна судьба у наших двух сердец:
Замрет мое — и твоему конец!

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Не верю зеркалам, что я старик,
Пока ты сверстник с юностью живою.
Когда лета избороздят твой лик,
Скажу и я, что смерть придет за мною.
Твоя краса — покров души моей,
Сплетенный навсегда с душой твоею.
Твоя в моей, моя в груди твоей —
Так как же буду я тебя старее?!
И потому побереги себя
Для сердца моего — и я ведь тоже
Твое ношу и берегу любя,
На преданную нянюшку похожий.
И если сердце вдруг умрет мое —
То не смогу я возвратить твое.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Мне зеркало не скажет, что я стар,
Пока и ты, и юность тех же лет.
Но чуть в тебе погаснет вешний жар,
Я буду ждать, чтоб смерть затмила свет.
Ведь блеск твоей небесной красоты —
Лишь одеянье сердца моего.
Оно в твоей, твое ж в моей груди,
Так как ему быть старше твоего?
Поэтому будь осторожен, милый,
И в сердце сердце буду холить я
Твое, ему все отдавая силы,
Как холит няня слабое дитя.
Не взять тебе его назад, оно
Не с тем, чтобы отнять, мне отдано.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

А я не стар, не правы зеркала,
покуда ты и юность — одногодки;
коснётся Время твоего чела,
и я пойму, что дни мои коротки;
ты красоту спасти свою сумей,
переплелись мы нашими сердцами,
моё — в твоей груди, твоё — в моей,
и потому ровесники мы сами.
Не погуби ж, со зла или шутя,
то сердце, что живёт в тебе, бушуя,
а я, как нянька малое дитя,
пригрею сердце, что в себе ношу я,
оно всегда со мной, назло годам,
убьют моё — твоё я не отдам.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

My glass shall not persuade me I am old,
So long as youth and thou are of one date,
But when in thee time’s furrows I behold,
Then look I death my days should expiate:
For all that beauty that doth cover thee
Is but the seemly raiment of my heart,
Which in thy breast doth live, as thine in me.
How can I then be elder than thou art?
O therefore, love, be of thyself so wary
As I not for myself but for thee will,
Bearing thy heart, which I will keep so chary
As tender nurse her babe from faring ill:
Presume not on thy heart when mine is slain;
Thou gav’st me thine, not to give back again.

William Shakespeare

ДзенFacebook Twitter Pinterest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.