Сонет 68. В нём виден образ прежней красоты — Уильям Шекспир

В нём виден образ прежней красоты,
что и растёт, и вянет, как цветник,
не смея украшать свои черты,
как юности ублюдочный двойник.
Тогда с покойниц не срезали кос,
чтобы потом, на головах чужих
вновь оживало золото волос,
сверканьем мёртвым радуя живых.
В том неподдельном образе видны:
святая первозданность прошлых лет,
расцвет своей — не краденой — весны,
в которой нету старости примет.
Образчик красоты былых времён
назло Искусству Жизнью сохранён.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Его лицо — одно из отражений
Тех дней, когда на свете красота
Цвела свободно, как цветок весенний,
И не рядилась в ложные цвета,
Когда никто в кладбищенской ограде
Не смел нарушить мертвенный покой
И дать забытой золотистой пряди
Вторую жизнь на голове другой.
Его лицо приветливо и скромно.
Уста поддельных красок лишены.
В его весне нет зелени заемной
И новизна не грабит старины.
Его хранит природа для сравненья
Прекрасной правды с ложью украшенья.

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Его лицо — ландкарта прошлых дней,
Когда краса цвела, как ландыш скромный,
И не было помощников у ней,
Обманывавших прелестью заемной;
Когда могли спокойно спать в гробах
Красавиц мертвых косы золотые,
И не жили на новых головах,
Их обновляя, локоны чужие.
В нем простота исчезнувших времен,
Сама своей украшена красою,
И ничего не похищает он,
Чтоб освежиться зеленью чужою.
Его Природа бережно хранит,
Чтоб показать Красы неложный вид.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Его ланиты — образец былого,
Где, как цветок, взрастала красота,
Где лживый цвет поддельного лица
Не смел еще касаться до живого;
Где золотых кудрей с главы почивших
Никто не смел у гроба отнимать,
Чтоб снова жить и снова украшать
Живущего красой кудрей отживших.
Лишь в нем видна былая простота,
Вся без прикрас, правдива и чиста,
Не знавшая весны с чужой травою, —
Ни грабежа, чтоб вновь стать молодою.
Как в образце природы в нем видна
Глазам поддельной — прежних дней краса.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Его лицо, как дар минувших дней,
наполнено отрадной красотою,
не нынешней, когда всего важней
украситься безделицей пустою;
не нынешней, когда у мертвецов
срезаются волос густые пряди,
чтоб их потом на головах глупцов
пристроить, красоты фальшивой ради.
Иных времён стоит на нём печать,
тогда б не смел никто пойти на это —
себя заёмным локоном венчать
и зеленью чужою красить лето.
Его хранит Природа неспроста:
такой была когда-то красота.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Thus is his cheek the map of days outworn,
When beauty lived and died as flowers do now,
Before these bastard signs of fair were borne,
Or durst inhabit on a living brow;
Before the golden tresses of the dead,
The right of sepulchres, were shorn away,
To live a second life on second head;
Ere beauty’s dead fleece made another gay:
In him those holy ntique hours are seen,
Without all ornament, itself and true,
Making no summer of another’s green,
Robbing no old to dress his beauty new;
And him as for a map doth Nature store,
To show false Art what beauty was of yore.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.