Сонет 96. Здесь юный твой разврат грехом зовут — Уильям Шекспир

Здесь юный твой разврат грехом зовут,
а там в чести твой юношеский пыл,
но любят всё твоё и там, и тут:
свой пылкий грех в любовь ты обратил.
На перстне королевы засверкав,
поддельный камень цену обретёт,
и ложный блеск твоих пустых забав
в тебе находит истины оплот.
Немало волк зарезал бы ягнят,
когда бы на ягнёнка походил,
и ты бы похищал за взглядом взгляд
игрой своих великолепных сил.
Не делай так. Настолько мы близки,
что мне и честь твоя не пустяки.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Кто осуждает твой беспечный нрав,
Кого пленяет юный твой успех.
Но, прелестью проступки оправдав,
Ты в добродетель превращаешь грех.
Поддельный камень в перстне королей
Считается алмазом дорогим, —
Так и пороки юности твоей
Достоинствами кажутся другим.
Как много волк похитил бы овец,
Надев ягненка нежное руно.
Как много можешь ты увлечь сердец
Всем, что тебе судьбой твоей дано.
Остановись, — я так тебя люблю,
Что весь я твой и честь твою делю.

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Одни твердят, что молодость — твой грех,
Другие же — что в ней все обаянье;
Но молодостью ты прельщаешь всех
И превращаешь грех в очарованье.
Алмазом станет камешек простой,
Блестя в кольце на пальце у царицы.
Вот так и у тебя — порок любой
В чарующую прелесть превратится.
Немало бы похитил волк овец,
Когда б он мог прикинуться овцою;
Немало бы пленила ты сердец,
Когда бы всей блеснула красотою.
Не делай так, — ведь для моей любви
И честь твоя, и ты — свои, свои!

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Кто говорит, что юный пыл твой — грех,
Кто прелесть в нем особую находит.
Но грех ли, прелесть — он чарует всех,
И взор твой в прелесть даже грех возводит.
Как на руке у молодой царицы
Ничтожный камень блещет как алмаз,
Твоих проступков темные страницы
Блестят как добродетели для нас.
Не все ль ягнята пали б жертвой волка,
Когда б он мог их видом обмануть?
Какую массу лиц ты сбил бы с толка,
Когда б хотел все чары развернуть?
Не делай этого! Мне честь твоя,
Раз что ты мой, дороже, чем моя.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Твой резвый нрав и молодость твоя
достоинством зовутся и позором,
предмет любви и знати, и хамья,
ты грех свой прикрываешь ясным взором.
Блестит алмазом стёклышка кусок
на пальце королевы в зале тронной,
так и в тебе замеченный порок
прекрасен, хоть венчай его короной.
Как мог бы волк обманывать ягнят,
когда бы он прикинулся ягнёнком!
Как мог бы обольщать ты всех подряд
в своём обличье, ласковом и тонком!
Люблю тебя, и ты мне не перечь:
как жизнь, я буду честь твою беречь.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Some say thy fault is youth, some wantonness,
Some say thy grace is youth and gentle sport;
Both grace and faults are loved of more and less:
Thou mak’st faults graces that to thee resort.
As on a finger of a thrond queen
The basest jewel will be well esteemed,
So are those errors that in thee are seen
To truths translated, and for true things deemed.
How many lambs might the stern wolf betray,
If like a lamb he could his looks translate!
How many gazers mightst thou lead away,
If thou wouldst use the strength of all thy state!
But do not so; I love thee in such sort,
As thou being mine, mine is thy good report.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.