Стихи о Александре Матросове

Стихи о Александре МатросовеПолзёт по пластунски в сугробах Матросов,
Колотится сердце, — чуть вправо, в обход,
Глотнуть — бы сейчас терпкий дым папиросы,
Да первой гранатой взорвать пулемёт.
Гудит батарея стволом без отката,
И мелкими брызгами сеет шрапнель,
Не лезет в замёрзшую землю лопата,
Мешается «в скатке» родная шинель.
Долбают в лицо хаотичные льдинки,
Снаряд надрываясь ушёл в перелёт,
Ужалила пуля, — и снова поминки,
Взрывным наконечником прямо в живот.
«Пехоту кладут» из проклятого дзота,
В атаку подняться не могут бойцы,
В снегу погибает отдельная рота,
Добросить гранату, «и в воду концы».
Ртом дёрнул чеку, снова пальцы немеют,
Взведён ППШ, и проверен затвор,
Подмышки, и лоб перед схваткой потеют,
«Опять бьют по нашим фашисты в упор».
В рост встав для броска, ручка крепко зажата,
Но кровь затекла, и повисла рука,
«Прости батальон своего ты солдата,
Да спирта «на холм» не жалейте глотка»!
И выше бессмертия стала картина,
Солдат за страну лёг на вражеский дзот,
И ринулась в бой из окопов лавина,
И эта стихия там всё разнесёт.
Такое встречается только в России,
И нету аналогов больше нигде,
Мы землю пахали, — Европу кормили,
А также в любой побеждали войне…

Галкин Юрий

*****

Песня о Матросове

По волюшке-воле,
По чистому полю
Гуляют шальные снега.
Сквозь снежную россыпь
С друзьями Матросов
В атаку пошел на врага.

А в огненном круге
Свинцовая вьюга —
Строчит пулемёт на пути.
И к вражьему доту
Не может пехота,
Не может на шаг подойти.

Над нами, ребята,
Пылают закаты,
За нами наш город родной!
Россия, Россия,
Деревни и хаты,
Берёзы над тихой рекой.

У речки, у моста
Промолвил Матросов:
Мне, может, зари не встречать,
Но я по болоту
Пройду к пулемёту,
Заставлю его замолчать!

Подкрался Матросов
К немецкому доту,
Он клятвы своей не забыл!
Поднялся Матросов, —
И сердцем отважным
Солдат амбразуру закрыл!

Споём же, ребята!
Пусть в песне крылатой
Живёт комсомолец-герой!
Россия, Россия,
Такого солдата
Запомним навеки с тобой!

Фатьянов Алексей

*****

Строчит нещадно пулемет,
К земле сырой прижалась рота.
Ты смело сделал шаг вперед,
Закрыв собою «жерло» дзота.

И высшей доблести достиг,
Броском в бессмертие ворвался.
Один рывок, короткий миг,
С землею на всегда обнялся.

Ты своей жизни не жалел,
Хотя она была, так кратка.
Лежал, и в небеса глядел,
Отдав ее всю без остатка.

Ты жизни многим сохранил,
Себе не требуя награды.
Здесь, свою голову сложил,
У неприятельской преграды.

Твой подвиг вечен, не умрет,
Останется в людских сердцах.
Закрыв собою пулемет,
Прославил ты, себя в веках.

Шматов Александр

*****

Зимний ветер свистел на откосах,
Мы лежали в цепи огневой;
С нами был комсомолец Матросов —
Друг, товарищ боец рядовой.

Командир наш, испытанный, бледен:
Неужели мы здесь не пройдём? —
Вражий дот на дороге к победе
Косит русские цепи огнём.

Не подняться в огонь пулемёта,
Но Матросов рванулся вперёд.
Прямо к чёрному вражьему доту
Друг, товарищ бесстрашно ползёт.

Вражьи пули свистят на откосах
Лютой злобой к герою полны,
Но внезапно, не дрогнув, Матросов
Поднялся у бетонной стены.

И, рванувшись в атаку за другом,
В этот миг услыхали друзья,
Что свинцовая кончилась вьюга,
Огневая замолкла струя.

Это трепетом сердца живого
Наш Матросов закрыл пулемёт…
Никогда своего рядового
Не забудет советский народ!

Ошанин Л.

*****

В атаку шла бесстрашных рота,
И дрогнул вражеский отряд.
Но вдруг из тёмной щели дзота
Посыпался свинцовый град.
Жужжали пули, словно осы,
И люди закопались в снег.
Вперёд пополз боец Матросов,
Бесстрашный русский человек.
Вперёд! Ведь за спиною рота
Под проливным огнём врага!
Вот между ним и вражьим дзотом
Осталось только два шага.
И, словно лев, в порыве смелом
Матросов бросился вперёд,
Навстречу смерти, сильным телом
Закрыв немецкий пулемёт.
Над полем ветры застонали,
Покрыли тучи небосклон,
У праха воины стояли,
Склонив полотнища знамён.
Отважный патриот и воин,
Он честно Родине служил,
Он настоящим был героем,
Он русским человеком был.
Мы любим жизнь и радость жизни,
Но, если надо, в грозный час
Как он погиб за честь Отчизны,
Так умер бы любой из нас.

*****

Под шинелькой мороз по спине:
впереди — два оскаленных дзота.
Снова жертвы поганой войне
принесёт в этом бое пехота.

Белый снег так беспечно красив
и невинен без пепла и крови.
Пальцы в щепоть: «Господь, пронеси!»
А ушанку — потуже на брови.

Солнце с Запада красным комком
слепит нас, распадаясь на части.
По искристому полю ползком
приближаемся к огненной пасти.

Нам в атаке не встать в полный рост:
тут же веер свинцовый накроет!
И для каждого выбор непрост —
быть живым иль посмертным героем.

Пулемёт речью длинной трещит,
в амбразуре стволом полыхая.
Вдруг заглох: человеческий щит
с кровью воздух последний вдыхает.

Пот ручьями стекает по лбам
всех, оставшихся жить после боя.
Что ж, играет с солдатом судьба?
Нет! Солдат управляет судьбою!

Утирает слезу командир,
хоть имеет он нервы как тросы:
— Ну, немецкая мразь, погоди!
Костью в горле вам станет Матросов!

Кровь по наледи струйкой течёт.
Позади — два поверженных дзота.
Лучше жизнь, чем извечный почёт…
И скорбит над героем пехота.

Кабалин Евгений

*****

Здесь по Ловати лукам летали варяги,
Ты, по крови, из этой бесстрашной ватаги.
В феврале 43-го, у деревни Чернушки,
Жизнь солдата ценилась не больше полушки.

И строчил пулемёт не считая патроны,
И снежинки не таяли на новых погонах.
Чтобы он замолчал, боевые ребята
Не жалели гранат и стволов автоматов.

Но врага не сломить. А великое дело —
Своим телом закрыть амбразуру с прицелом?
Телогрейка солдата, пропитана кровью,
И глаза смотрят в небо сыновней любовью.

Много раз повторят на российских просторах
Путь Героя, сияющий в ангельских взорах.
Поклонитесь друзья, преклоните колени,
Вечно подвиг живёт в череде поколений…

Павлов Владимир

*****

Смерть поджидала на пригорке,
Пристреляны кусты, овраг,
Курнём последнюю махорку —
Узнает силу русских враг…

Вперёд! В атаку на высотку,
Но косит смертью пулемёт,
А пробежать всего лишь сотку,
Окопы захватить в налёт…

Пол батальона тут потери
И косит косит враг свинцом,
Но высоту возьмём, я верю,
Эх! Дзот накрыть бы артогнём…

И вот Матросов рядом с дзотом,
Он подобрался для броска,
Гранаты кинул в пулемёт он,
Тот замолчал, но бьёт пока…

И миг настал военных истин,
Когда решается судьба,
Он подобрался, зубы стиснув —
Шагнул в бессмертие, в века…

Герун Владимир

*****

Вражий дот огрызался у леса, вдали,
Захлебнулась атака, бойцы залегли.
И тогда комиссар поднял раненный взвод
И сказал комиссар: «Коммунисты! Вперёд!»
А когда пулемётный жгучий кончился шок,
К доту пулей рванулся Матросов Сашок.
Своим телом закрыл столь смертельный огонь
И навеки застыл, тряхнув головой.
Нет, героев таких не забудет народ,
На любого врага, словно пчёлы из сот,
Налетим, отстоим свободную жизнь,
Потому за свободу, борьбы не страшись!

Лифшиц Илья

*****

Мхом крытые чёрные дзоты.
На русской изрытой земле.
Стоящие в них пулемёты.
Летящие пули во мгле.

Пространство, покрытое болью.
Чуть встанешь уже не жилец.
Всем розданы главные роли.
Все ждут ну когда же конец.

А этот, он ждать разучился.
Накрыл своим телом беду.
Постойте, спасать уже поздно.
Посмертно — героя звезду!

И сколько таких будет после.
Закрывших собою страну.
Герои Великой России!
Вернувшие миру весну.

Степанов Андрей

*****

«И беспощадней нет вопроса»,
что так по-новому звенит:
кем стал для нас солдат Матросов,
и чем теперь он знаменит?

Ведь нынче Зоя — «поджигатель»,
с дурья на дзот Матросов лез,
а штрафники — герои, кстати, —
сраженья выиграли все.

Бездарны «маршалы Победы»,
Генералиссимус — тиран,
от них на фронте — только беды,
кровь проливал один «Иван».

В стране сейчас несправедливо:
одним — богатство, нищета
других лишает перспективы —
всё ниже бедности черта.

И при таких вот перекосах,
порвали что единства нить,
найдётся ль вот такой Матросов,
собой чтоб Родину закрыть?!

Шапошников Владислав

*****

Бросок как миг, на амбразуру
За Мать! За Родину! За нас!
В горнило смерти, пулю дуру
Набатом колокола час!

Солдат и сын, закрыл Отчизну
За жизнь и радость, за людей!
Наперекор всему фашизму
В гнездо кишащих, лютых змей

Бессмертный подвиг Александра
Матросов доблести, Герой!
Один он, словно полк, эскадра!
Кричал «За Сталина! За мной!»

Ни кто ему, ни грезил раем
И денег тоже не сулил
Но будет в Боге, возрождаем!
Спасёт Архангел, Михаил!

Бекетов Владислав

*****

Александр Матросов

Шла война, и гремели бои,
Полк стрелковый ушёл в наступленье.
Возвращали мы земли свои
В ежедневных жестоких сраженьях.

Всё случилось суровой зимой
Возле леса на снежной опушке.
За замерзшею русской рекой
Притаилась деревня Чернушки.

Вот в атаку пехота пошла,
Цепь за цепью, за ротою рота.
Но внезапно она залегла
У ожившего вражьего дзота.

Как дракон, дзот огонь извергал,
Может, шнапса хлебнул фриц из кружки,
И неистово, злобно стрелял.
Под обстрелом была вся опушка.

Из Артюхинской роты бойцы
Шли на штурм озверевшего дзота,
Шли в шинелях солдаты-юнцы.
Шла бесстрашно царица-пехота.

Бой кипел: взрыв снарядов, гранат,
И стреляли вокруг пулемёты.
Полегло здесь немало солдат
Из стрелковой Артюхинской роты.

Захлебнулась атака бойцов,
Напряженье опять нарастало.
Ротный вновь отобрал смельчаков,
И на штурм их Отчизна послала.

Выли мины, и злобно строчил
Пулемёт за рекой по пехоте.
— Разрешите, — Матросов спросил, —
Подавить пулемёт в этом дзоте?

Шёл Матросов бросками к врагу —
И дал очередь из автомата.
Пятерых враг сразил на снегу,
И швырнул Александр в дзот гранату.

Взрыв раздался, но снова, как град,
Пули сыпались в огненный вечер.
И пополз наш отважный солдат
Вражьим пулям и минам навстречу.

На поляну легла тишина,
И умолкли на миг пули-дуры,
Как виденье кошмарного сна,
Пулемет вдруг ожил в амбразуре.

Он кинжальным огнём застрочил,
Лихорадочно, остервенело,
И Матросов внезапно вскочил,
И закрыл амбразуру всем телом.

И взорвалась вокруг тишина,
Замер лес у умолкшего дзота,
И пошла, как стальная стена,
Как лавина вулкана, пехота.

Завершился победой тот бой,
Возле леса на снежной опушке.
Здесь Матросов шагнул в шар Земной
У деревни российской Чернушки.

Это было суровой зимой,
В феврале сорок третьего года.
Так погиб наш бессмертный герой
За Отчизну свою, за свободу.

Левчук Юлиан

*****

Дан приказ: «Назад ни шагу!»
Третий час слышны разрывы.
Гибнут мальчики — солдаты,
Плачут матери с надрывом.

У деревни — оборона,
Пулемет стреляет метко,
И не выдержать гвардейцам:
Их скрывают только ветки.

«Уничтожить дзот гранатой!» —
Командир даёт приказ.
И боец маторосов Саша
Знает: надо выполнять!

Я ползу в руке с гранатой.
Надо мной жужжат осколки,
Танки пламенем объяты.
Сколько до врага? Ну сколько?

Надо выкурить фашиста,
Обмануть врага так сложно.
Надо сделать это чисто
Я так сделаю: мне можно.

Облака плывут артелью,
Небо синее в лазури.
Саша раненный смертельно
Умирал на амбразуре…

Псковская область —
Деревня Чернушки
Здесь Саша Матросов
Лежит на опушке.

За подвиг посмертно
Представлен к награде.
Цветы — на граните,
Цветы за оградой.

*****

В пять лет стал круглым сиротою,
Обрёл в «наследство» детский дом,
Который был ему семьёю,
Порою мамой и отцом.

В пять лет сердечко на изломе,
Судьба решила за него,
Потух фонарик в отчем доме,
Погасло мамино тепло.

Колония — взрывной мальчишка.
Там стал прилежно слесарИть,
Писать стихи, «глотая» книжки,
Учиться на ошибках жить!

Война… зачислен добровольцем,
В пехоту… Родине служить,
В стрелковый полк, был комсомольцем,
Ах, как ещё хотелось жить!

Зима. Повсюду шли сражения!
А в девятнадцать только жить!
Стрелковый полк шёл в наступление,
Чтоб наши земли возвратить!

Приказ освободить «Чернушки»,
Атаковать «опорный» пункт!
Что подступы прикрыл «ловушкой»,
Обхода нет! Замёрзший грунт.

Солдаты вышли на опушку
— Вперёд! Не время отступать!
В лощине за рекой «Чернушки!»,
Любой ценой их надо взять!

В атаку бросилась пехота!
Но вдруг жестоко, с двух сторон,
Враз застрочили пулемёты,
Свинцовым градом в унисон!

«Война — тяжёлая работа».
Как шлейф её кровавый след,
Затихли вражеские дзоты,
Препятствий видно больше нет!

И снова дрогнула пехота.
И снова, — Батальон, вперёд!
Лавиной бросилась в болота,
И снова. Третий пулемёт!?

Не ждали от врага булата,
Опять под пулями лежат,
Бойцы. Совсем ещё ребята.
В одеждах праведных солдат!

Теперь на штурм другого дзота,
Шли по-пластунски смельчаки.
А вслед за ней, как тень пехота,
Но роты полегли бойцы.

Опять огонь, опять потери
И снова ротный из бойцов,
Его печали не измерить,
Глазами ищет смельчаков?

За что же гибнут наши дети?
Горят деревни, города?
Кто защитит? Кто им ответит?
Солдат ВЕЛИКАЯ душа!

Пошёл Матросов, воют мины,
Навстречу шквальному огню,
Взял две гранаты, руки стынут
И автомат прилип к плечу.

Швырнул гранату, вслед вторую,
Взрыв, две секунды тишина,
И снова пулемёт лютует,
У озверелого врага.

Патронов в диске маловато.
Гранаты кончились, тогда,
По амбразуре автоматом!
И зазвенела тишина!

Через минуту, торжествуя,
Прикрыв счастливые глаза,
СВОЕЙ ДУШОЮ САЛЮТУЯ,
— ВПЕРЁД! — он крикнул, — НА ВРАГА!

Едва пехота оживилась,
Как снова пулемёт ожил!?
Под гимнастёркой сердце билось,
Не рассуждая, всё решил.

Он посмотрел в седое небо,
Расстает снег, придёт весна,
Заколосится нива хлебом
И вспомнил мамины глаза.

Упав рывком на амбразуру,
Он Обнял смерть свою любя,
Он был солдат, простой натурой,
Присяга — клятвою была!

Великий подвиг стал сигналом,
Путь был открыт. ПЕХОТА ШЛА!
Ура! Душа её кричала,
Деревня освобождена!

Жизнь положил за нас с тобою,
Простой парнишка, рядовой,
Он Отдал ради нас святое!
Шагнул в бессмертие герой!

Людмила Лидер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *