Стихи о Царицыно

Стихи о ЦарицыноЦарицыно — вот кладезь вдохновения!
Здесь собрана величия пора.
Твой Хлебный дом приводит в восхищение
и интерьеры царского двора.
Архитектура зданий изумляет
своей великолепной красотой.
Здесь время, в игры прошлого играя
душе, приносит благостный покой.
Мерцает гладь прекрасного пруда
чье зеркало впитало отражение —
событий тех… Лазурная вода
стремится повторить небес движение.
Немалый архитектор труд вложил —
такой, что глаз нам радует и ныне.
Удар судьбы — творец не пережил.
Не угодил, увы, Екатерине.
Волшебный остров услаждает взгляд.
Ажуром разодетые строения
с тоской на нас из прошлого глядят
красой своей, даруя наслаждение.
Здесь правит бал — величия пора.
В Царицыно — вся кладезь вдохновения
и времени нехитрая игра —
застывшие, чудесные мгновения.

Плющакова Анна

*****

Царицыно, разрушенный дворец.
В лесу дорожки, словно паутина.
Поляна, посредине старая сосна
Хранительница тайн Екатерины.

Пруды с заросшею водой.
Пруды веселья и печали.
На их волнах качались мы порой,
Когда туда на отдых приезжали.

Весной и летом, осенью в тепло,
Гуляли там и белочек кормили.
Смеялись, радуясь собой,
На санках с гор зимой катились.

Тенистый парк. Он молчаливый
И древний, с толстою корой.
Деревья не охватишь. Силой
Их топором не срубишь, ни пилой.

Такое в нём величие и гордость.
Царят они в постройках старины.
И дух России, непокорность,
Нисходит с этой высоты.

Мы Русь, мы самобытны.
Течёт славянская в нас кровь.
И перед ордами любыми
Не дрогнет в страхе наша бровь.

Остроховерхие колонны,
Остроховерхие мосты
Их шпили подпирают небо
В кирпич одетые дворцы.

И кажется, что колокольный звон
Вот-вот раздастся над простором,
Каким тот парк был окружён
В далёкую от нас ту пору.

Величие сохранено.
Всё восстановлено и ныне
Съезжаются сюда со всей Москвы
Любители Екатерининской России.

Кочетков Борис

*****

Под ногами снег щебечет,
Словно птицы под кустом,
В небе солнце ярко светит,
Сказка зимняя кругом.
Кто на лыжах, кто на санках,
Кто с горы, кто по лыжне,
Кто с улыбкою весёлой,
Кто с румянцем на щеке.
Многоликая толпа:
Пожилые, детвора,
Их родители идут
По тропинкам, там и тут.
Все довольны, что они
В парк Царицынский пришли.

Кочетков Борис

*****

Иронии подвержена история,
и фатум от насмешек без ума.
Царицыно, большая аллегория
«готического» русского письма…

Краснокирпично, но и белокаменно,
и всё-то здесь — Москва, да во плоти.
Здесь к русскому старинному орнаменту
дух времени пытался прирасти,

но как ни изощрялись над постройкою,
ни пригоняли под новейший лад, —
московскою осталась, да и только:
душа и сердце «моды» не велят…

И эти арки, башенки и мостики,
и белая лепнина вкруг окна
как зиму ни зовут почётным гостем, —
но розовы надежда и весна.

И оттого волшебно романтичною
нам кажется руина — как залог
того, что отвергает суть античности
и оставляет русский теремок.

История капризна, неустойчива
и сочетает даже полюса.
Для классицизма строгого и точного
груба и дика вольная краса,

но так и пышут ею зорька алая,
московские игривые снега!
Царицыно — как сказка запоздалая —
любому сердцу будет дорога.

Скорик Светлана

*****

Царицын парк.
Парк тополей и вязов.
Парк елей, сосен и дубов.
Посадок новых из берёз
И клёнов, ивовых кустов
Вдоль кромки берегов
Заросших и живых прудов.

Дворцы, построены в эпоху,
Когда Россия в пору зрелости,
Вошла, тогда она
Величием была наполнена
И жаждала перекроить Европу.

Теперь всё восстановлено.
Его дворцы, расчищены пруды,
Аллеи парка, чугунная ограда
Возведена, возникли
Новые места для отдыха,
Гулянья, пришли сюда
Во множестве и детвора,
И пожилые люди, молодые,
Любители музеев, старины,
Концертов музыки и пенья,
Спортивных игр и просто красоты.

Москва богаче стала
Местами отдыха.
Народ не только из
Окрестных мест идёт,
Но приезжают со всех её окраин.
Поток людской не иссякает.
Здесь стало многолюдно круглый год.

Кочетков Борис

*****

В старом парке дремлют липы.
В старом парке тишина.
По тропе иду набитой,
За столетья до меня.
Над прудом склонились ивы,
Что-то шепчут меж собой.
Я иду неторопливо,
Взявшись за руки с тобой.
Под Москвой в Царицыно,
Царские дворцы.
Под Москвой в Царицыно
Старые мосты.
Под Москвой в Царицыно,
Не живут цари.
Под Москвой в Царицыно,
Прошлое царит.
В старом парке под запретом,
Разногласия с тобой.
И шагает с нами лето,
Общей тенью за спиной.
В старом парке, так понятно,
Ч то у нас одна судьба.
Да вернуть ее обратно
Не поможет и мольба.

Мы уходим по дорожке
До ближайшего метро.
И пока что нет дороже,
Про усталость тихих слов.
Нам осталось оглянуться,
На зеленые холмы,
Потому, что не вернемся,
К этим липам вместе мы.

Алешков Валерий

*****

Я в парк старинный вновь забрёл.
Здесь так же всё, но нет тебя.
Лишь над дворцом парит орёл,
Лоснит по крышам яхонтом заря.

Тропинок вязь и нити паутин,
Запутанных в корнях дубов.
Художники в предвкусии картин
Взывают помощь Музы и Богов.

Не пожалело время здесь затрат.
Великолепием разит вся новь!
На прахе прошлого былых утрат
Кипит в любви младая кровь…

Гурков Валерий

*****

Какая разница в фактуре!
Царицын парк в расцвет весны,
Царицын парк в багряном цвете
И белоснежный парк в конце зимы.

Весной и осенью парк непрогляден.
Простор деревьями закрыт,
Их кронами густыми, толщами деревьев
И яркостью листвы — природы лик.

Зимой прозрачен, как стекло,
Сверкает белизною снежной
И полон звуками хлопков
Лыж о лыжню небрежно.

Контраст приятен.
Он влечет к себе
Своей особой красотою,
Покоем, тишиной
И отдыхом в душе особым.

Кочетков Борис

*****

В парке осеннем столетние липы
Сбросили желтую память о лете.
Что шелестело, шумело, шептало,
Что трепетало, роптало и пело,
Тайны свои и чужие скрывало,
Все замолчало, пропало, исчезло
И обнажились стволов колоннады,
В тихих аллеях сквозные порталы
Вымело ветром, умыло дождями,
Глазу открылись прозрачные дали,
Солнечный луч сквозь высокие своды
Скани ажурной из веток сплетенной
свечи зажег, осветив канделябры
Листьев сухих, на ветру не опавших,
И, разбежавшись, уткнулся в грудь клена
Желтым зайчонком на складках замшелых.
Пруд — словно сцена пустого театра.
Кончен сезон, тихо в зрительном зале,
Крошится гладь ледяного паркета
Хрупким фарфором на сотни осколков.
На декорациях жизни прошедшей
Лишь силуэты дворцовых развалин
Напоминаньем о замыслах зодчих
И о фантазиях русской царицы.
(или капризах принцессы немецкой?)
Где-то и наши следы затерялись,
голос, звучавший мелодией сердца,
ветер событий небрежно рассеял
и погасил восхищенные взгляды,
только оставил лишь память немую.

Аттракцион на зеленой лужайке —
пасека выросла там, где руины,
потчует медом из ульев пчелиных
век восемнадцатый век двадцать первый…

Ливанова Марта

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *