Стихи о фильме «Чужой»

Стихи о фильме "Чужой"Когда под сердцем тяжесть,
Чужой растёт в гpуди,
Ты лейтенанта Рипли
Скорее позови.
Придёт она с ножовкой,
И вырежет его,
А если сам ты сдохнешь,
Звиняй, не повезло.
А если в муках сдохнешь,
Звиняй, не повезло.

С ней рядом верный Бишоп,
Иль только голова,
Его никто не слышит:
Двоичные слова.
С андроидом под мышкой
Вновь Рипли всех спасёт,
Чужим всем будет крышка,
Их Рипли всех убьёт!
Чужим настанет крышка,
Их Рипли всех убьёт.

Заплачет Королева,
По дитяткам скорбя,
Ей Рипли вдарит левой:
«Мол, плачешь, тварь, ты зря.
Сейчас тебя отправлю
В ад к дитяткам твоим,
Хвост, нахрен, отломаю
И лапы вместе с ним.
Хвост, нахрен, отломаю,
И жвалы вместе с ним».

В погрузчик Рипли лезет,
Готовясь убивать,
Раздавит злую мерзость,
А после ляжет спать.
Проснётся в пятом фильме,
Где снова будет бой,
Все с теми же чужими
И робоголовой.
С чужими как с своими
Опять вступает в бой.

Франшиза еле дышит,
И хищники кругом,
Но кто сценарий пишет,
Всё сделает с умом.
Вернётся снова Рипли
Чужих на фарш рубить.
Всё будет хавать пипл,
Франшиза будет жить.
И хрень проглотит пипл,
А Рипли будет жить!

valetas

*****

Мчится «Ностромо» туда, где ни смерть, ни жизнь,
мчится на скорости света, но тормозит,
пойман сигнал и сигнал этот, вроде, крик,
крик полуночный, кошмарный, как крик души.
Ламберт выходит за борт, ей не страшно но
что-то плохое и тёмное жрёт внутри,
знать бы заранее ей, но не повезёт,
в общем, к концу путешествия Кейн погиб.
Только погиб не один, Ламберт с ним ушла,
Даллас кусками растерзан и Паркер с ним,
где-то валяется Брэтт, лишь Рипли жива,
храбро сражается с смертью или с чужим.
Храбро сражается, только победы нет,
тварь та проворнее кошек, сильнее львов
и не найти спасенья от твари нигде,
а возвращаться нельзя же в родимый дом.
Нет, не предаст его Рипли, не будет так,
встанет с руками нагими и будет бой,
пусть же чужие все знают, кто здесь земляк,
тот человек, что поспорить готов с судьбой!

Immortalem

*****

Случайной комбинацией молекул
Иль Кем-то Высшим создавалась Жизнь? —
Вот, в чём вопрос, терзающий от века,
От Сотворенья Мира нашу мысль!
И кто тогда Тебя создал, Создатель? —
Ответить бы на этот вот вопрос,
Чтоб подвести под общий знаменатель
Историю всех философских грёз…
В чём превосходство разума над чувством?
В чём превосходство чувства над умом?
И, если интеллект создать Искусством, —
Покладист будет робот ли во всём?
И Разума разумность совершенна,
Коль он создал такое на Земле,
Что уничтожить может Жизнь мгновенно
И пепел распылить её во мгле?

Черников Максим

*****

Имя мне легион, ибо нас много.
Меня не наречь «милой», я вовсе не недотрога.
Оскал ксеноморфа пугает легко любого.
Нет кошмара страшней — встретить меня у порога.
Зверь на высшей ступени, охотник от бога.
Зубы словно металл, вторая челюсть и злоба.
Копья наконечник — хвост кончается рогом.
Крови моей не испить — боль встанет у горла комом.
В венах лишь кислота и сила лазать по стенам.
Рождаюсь в чреве других, как паразит семя.
В ульи живет семья, роем зовите племя.
Кто в гости к нам заглянет, прощайтесь совсем с теми
Для вас вид чужой и лучше бы нас не трогать.
Мама большая — матка командует строго.
Шипением рык разнесся и нам всем пора поработать,
Чтоб множился легион, чтоб было нас так много.

Стальная Волчица

*****

Ода Рипли

Немая бесконечность, беспечный взгляд за грань.
Рутина скучных дней — плыви себе в просторе.
Казалось, будто их ведет невидимая длань.
Но все решил один простой сигнал на мониторе.

Предчувствие — что это? Способность видеть больше.
Понять же свои мысли, друг, совсем иной вопрос.
А нить, что разделяла их, становится всё тоньше,
Однако шанс погибнуть здесь предательски возрос.

Ответь: кто ты, и почему способна выжить?
Тебе неведом страх? У жизни нет цены?
Ты знаешь, ужас за спиной становится всё ближе,
Но ощущаешь на губах лишь горький вкус вины.

Они погибли… Все. Только об этом твои мысли.
Нить порвана. Ты всё бежишь, закрыв глаза.
…И не одна, поверь (в другом, зловещем смысле)…
В неярком свете аварийных ламп блестит слеза.

Ты выжила, ты справилась. И это не удача?
А что тогда? Сухой расчет? И ты — не человек?
Нет, Рипли, согласись, трудна была задача.
Никто бы с ней, кроме тебя, не справился вовек.

Doppelganger Twin

*****

Если вы нашли яичко
Эдак в пол вашего роста,
Смело рожу туда суйте!
Ждёт вас сладкий главный приз…

Если в твоего коллегу
Нечто страшное вцепилось,
Рожу всю ему заклеив,
Не спеши паниковать!
Ты наплюй на карантины,
Ты ведь капитан, не лапоть!
Поскорее к экипажу
Заражённого доставь!

Ежель ты супер-андроид,
Что сильнее человека
Раза в два или в четыре,
То по-хитрому дерись!
Ты не смей душить за шею
И не вздумай бить по морде…
Ты скатай журнальчик в трубку,
Люди ведь как мухи, ёпть!

Ежель спасся ты от взрыва,
Поглотившего «Ностромо»,
Прикорни ты в уголочке,
И всё будет на мази.
Дай бой-бабе ты одеться
Эротично так в скафандрик…
Завтра с нею разберёшься,
Котю можно позже съесть.

Если всё вокруг трясётся,
А сирена жутко воет,
Предвещая ликвидейшн
Корабля и экипажа…

DjZolt

*****

В безмолвной мгле, средь тишины, плывет корабль величаво.
Он на борту своем несет команду, ждущую причала.
А Рипли думает о том, как рассказать ИМ всё сначала,
Как душу разрывали сны, и как во сне она кричала…

На темный бархат тишины глядит, забывшись, у штурвала,
Андроид, что сумел спасти всего троих… Безумно мало.
Что он любил её, увы, Эллен сама тогда не знала
И ядовитые слова ему в лицо со зла кидала.

Но всё прошло, кошмар забыт, а боль в груди не утихала.
Лишь теплый взгляд и жар руки смиряться с жизнью помогали.
Теперь «Сулако» мчит домой, от Аксерона улетая,
И больше ни одна душа того кошмара не познает.

Doppelganger Twin

*****

Кровавые блики в глазах, а спасенья нет,
чудовище чёрное вновь вожделеет кровь.
Я знаю, что будет сейчас, сейчас будет гнев,
он по крови змеем ползёт по пятам за мной.

Его не учили убить, он всё понял сам,
в рождении страшном ломая груди корсет,
он знает, как выжить, как жизни других ломать,
и эту традицию чтит он превыше всех.

Его философия жизни понятна, как
понятным быть может ребёнку чернильный след,
он просто живёт, но живому всему он враг
и всё, что способно дышать, он, конечно, съест.

Нет глаз у него, нет души и запретов нет,
его лишь ведёт беспощадный и злой инстинкт,
его повстречаешь, считай, что купил билет
и с оперы этой живым тебе не уйти.

*****

Идешь в тени, не видя коридора,
Как раскат грома каждый шаг.
Дышать боишься: застучали снова
По трубам когти их солдат.

И вот уж тишина, и ты идешь вперед,
Смахнешь рукою пот с усталого лица.
Когда все стало задом-наперед?
Кто виноват в начале твоего конца?

Но послышалось вдруг со спины шипение.
Ты вздрогнул: догадка колит сердце.
И повернулся, будучи в забвении,
И встал лицом к лицу к идущей смерти.

Стальные когти сжались в предвкушении хватки,
Забился хвост, раздался грозный рык,
И зубы клацнули, следуя повадке,
Являя черный смертоносный лик.

Сглотнул : что делать? Вот ведь — смерть..
Попятился, да наготове монстр был.
Шаг, вздох. Не можешь страх терпеть
И напоследок вскрикнул ты навзрыд.

Всю боль вложил ты в этот крик,
Крик безысходности, отчаяния и муки.
Но прыгнул зверь, и в тот же самый миг
Прервалась жизнь твоя, упала смерти в руки.

Кровь стекала медленно и плавно,
Зверь убежал, значения жертве не придав.
Так умирали все, и умирали равно,
Свой дом и душу всю зверю в долг отдав.

Nyamo

*****

Все пути ведут за одну границу,
Мы не чаем вернуться назад.
И наши флаги повесят на спицу.
И останки отправят на склад.

Не закрывай бортжурнал, незнакомец,
Дочитай те часы до конца.
В тысячах лет от родимого Солнца
Закончилась наша война.

Мы в темноте коридоров Сулако
Не воюем за честь и любовь.
Мы ли воюем за доблесть и славу?
Снова мимо. Снова наизготовь

Пулемёты, винтовки, дробовики…
Мы воюем во имя науки.
Мы смерти любимцы, передовики
И кровью заляпаны руки.

А наши души померкли под градом
И под ливнем кипящей крови.
Ксеноморфы бушующим стадом
Обороны прорвали ряды.

Все пути ведут за одну границу,
Все пути нас ведут не туда.
Посмотри наверх и сожги страницы.
Мы вернемся назад никогда.

Doppelganger Twin

*****

Он жив, покуда тебе нужны его мысли,
Покуда он может дышать…
По венам его течёт светлая жидкость,
Синтетик. Как сложно понять…

Ты просишь его держаться подальше,
Из рук выбивая поднос.
А он снова спокоен, прямо, как раньше,
Лишь на губах немой замер вопрос.

Ты говорила: «Всегда ведь есть выход,
Кому-то придётся пойти!»
Он улыбнулся несмелой улыбкой,
Но вызвался вновь всех спасти.

Нет, не боится он смерти, не думай!
Боится тебя потерять.
Ты сердца биение только послушай,
На всех остальных — наплевать.

Андроида сердце тоже ведь бьется, —
Роботы могут любить.
Тебе это только понять остается
И прошлые склоки забыть.

Прощай, Аксерон, прощайте кошмары,
Планета та стала судьбой.
В бессмертной ночи космической драмы
Несётся «Сулако» домой.

Doppelganger Twin

*****

Кто из нас, из людей, хоть секунду не рассуждал
О жизни, о вечном — о том, что едва достижимо?
Кто из нас, из «творцов», другому «творцу» не врал,
Едва чувствуя тонкую грань между «можно» и «допустимо»?

Он не верил, он знал, с презрением глядя на небо,
Что там лишь безбрежный/далекий/холодный космос,
Что все творящееся здесь, по сравнению с правдой, просто нелепо,
Что каждый себе творец, каждый слышит свой внутренний голос.

Он выбрал стезю, он посмел отдаться ей без остатка.
Он науке позволил забрать всю душу, что в нем пылала.
И внутри становилось с годами так измученно-гадко…
Но цель… Его цель была несколько выше полета Дедала.

Нули и единицы сложить в программу — ведь это так просто,
Двоичный код кровью пустить по артериям в сердце,
Сплести Три Закона навек в имитацию жизни — это несложно.
Невозможно лишь душу сокрыть на стыке программных инерций.

*****

Где-то там, далеко,
Висит шар голубой.
Не вернется никто
Вновь на Землю — домой.

Помолчишь ты и скажешь,
Что так должно быть,
Но Ребекке тот ужас
Никогда не забыть.

Не забыть Аксерон,
С его серыми днями,
Колонистов, свой дом
И в тумане корабль.

Тот корабль — причина
Безрадостных снов.
Его недра таили
Ужас много веков.

И судьба вдруг решила
Ужас тот пробудить,
Не оставить нам мира,
Просто всех погубить.

Ты уже это знаешь,
Ты летишь не спасать.
Датчики проверяешь,
Чтоб отсюда сбежать.

Только б не промахнуться,
Только не умереть.
В напряжении рвутся
Связки: «Только б успеть».

Ты везде видишь трупы,
Ты скользишь на крови.
На полу распластался
Мальчик, лет так шести.

Что последнее видел
Тот безвольный юнец
В темноте? Да, погибель.
Ряд клыков — и конец.

Лишь шипение смерти
Где-то там, за спиной.
Обещаньям не верьте,
Не вернетесь домой.

Страшно, дрогнули губы.
Шепчешь: «Ньют, подожди!
Я вернусь за тобою!»
Верь, надейся и жди…

Doppelganger Twin

*****

Ещё тогда на дереликте,
Ты слышал первые шаги.
Для звуков этих не прикрытие
Плотно закрытые лепестки.

Ты замерзал в холодном царстве
И не спасал твой лицехват.
Ты рад был первой своей жертве.
Оскалился, учуяв крепких лап захват.

Теперь в тепле стал ожидать,
Своего прекрасного момента,
Когда ты сможешь разорвать
Грудную клетку оппонента.

Проходит время, плод растёт.
Уж люди ищут лицехвата,
Который скоро вот умрёт,
Он не увидит твоего кровавого азарта.

Ты быстро набираешь сил,
Носителя нещадно истощая.
Он тоже подкрепиться чуть решил.
Спокойно время всё идёт, беды не предвещая.

Пора. Настал твой час.
Носитель корчиться сейчас.
Ему пытаются помочь иные,
Такие же, как он, но для тебя чужие.

Ты появляешься в сей свет,
Забрызгав красной краской всех.
Никто не рад рожденью твоему.
Ты будешь мстить им по сему.

Издав свой первый в мире звук,
Сбежал в спасительную тьму.
Ты принесёшь немало мук,
Держа носителей в плену.

Немного времени прошло,
Уж кожу сбросил всю давно.
В безмолвие ждёшь, когда придут,
Искать тебя за что — умрут.

Брэтт в тёмный коридор зашёл,
Он Джонса звал,
Что им дорогу перешёл,
Ложный вызвав сигнал.

Кот замяукал вдалеке,
А ты висел на потолке.
Механик не спешит, крадётся,
Ему уйти с тобой придётся.

Он кожу ведь твою нашёл!
Но отступать не стал.
Вперёд упрямо шёл.
Что будет дальше, он не знал.

Кот вышел, зашипел.
Брэтт резко отстранился.
Джонс видел, как ты опустился.
Механик обернулся, обомлел.

Ты руку к нему протянул,
В полные страха глаза заглянул.
Бесцеремонно за глотку схватил
И вверх за собой его утащил.

Брэтт друзей не услышал,
Пребывая в царстве морфея,
Спя в когтях ксеноморфа,
Ещё больше хмелея.

А чужой решил прогуляться.
Скучно ему одному.
Хочет где-нибудь жертву дождаться,
Прикоснуться к чужому теплу.

И на радость тебе
Человек в шахту лезет.
Один на один с тобой в темноте,
Надеется, что повезёт и пролезет.

Ты сидишь не подвижно,
Давая возможность сбежать.
Уйти ещё пока можно,
Если не хочешь в липких объятьях лежать.

Но странно, однако?
Человек ведь всё ближе.
Чужому не жалко,
Испачкать трофей в жидкой слизи.

Не успев закричать,
Оказался в объятьях
Тонких рук, сильный хват.
Синяки на запястьях.

Страх сковал сознание,
Люди сейчас в негодование.
И лишь один из них
Всегда был слишком тих.

Эш попытался ту убить,
Которая спасенья путь,
Уже успела прокрутить.
Хотел газетой задушить.

Эш восхищался существом,
Которого ещё не изучали.
Его прекрасной чистотой,
Отсутствием слепой морали.

Глупышки улететь решили.
Взорвать корабль и спастись.
Но от тебя не далеко ушли они.
Носитель ты и с участью своей смирись.

Пока любимица твоя
Искала корабельного кота,
Кровавую жатву ты предвкушая
Отправился на шум — туда.

Там женщина с мужчиной были.
От напряжения своего,
Уж очень сильно те шумели.
Не ожидая ничего.

Поймала рыжего юнца
И вот уже идти хотела,
Но в рации услышала звуки конца,
Страх сковал её гибкое тело.

Ты подошёл к ней тихо, со спины.
Тебя заметила не сразу,
Она испугалась твоей высоты.
Ужас подчинил её восприимчивый разум.

Мужчина всё кричал:
«Он убьёт нас».
Несомненно. Чужой уже начал.
Ему совсем не жаль вас.

Паркер кинулся на монстра,
Удар хвостом он получил.
По телу боль прошла довольно остро.
И не кричи, тебя бы он не пощадил.

Час умирать настал и для тебя
И Ламберт нервно плачет,
На слепого убийцу глядя.
Он ненависть свою пока что спрячет.

Ребристый хвост, чуть погодя
Между ног показался
Лишь миг до смерти ей остался.
Ты подошёл к ней не спеша.

Запыхавшись на крик прибежала,
Надеясь успеть.
Конечно же, опоздала.
Иль ты хотела жестокость узреть?

Ты по дороге наткнулась на нечто:
Твой капитан, о смерти просящий,
И Брэтт, превращённый чёрт знает в что.
Этот ад для тебя настоящий?

Со всех ног побежала,
Чтоб скорее систему включить.
Она и знать не могла,
Что ты можешь путь преградить.

По стенке скользя, убежала
От страха забыв про кота.
С размаху коробку ударила
Тяжёлая чужая рука.

Пять минут до финала.
Ты опять опоздала.
Он не стал за тобою ходить,
Потому что решил не спешить.

По команде твоей,
Шаттл в миг отлетел.
Тут же взрыв прогремел,
В кресло чуть вжав.

Ты на руки взяла
Перепуганного до смерти кота
И значения не стала предавать
Когда он начал вырываться и рычать.

Джонс знал: «Мы не одни».
Не предупредили красные огни,
Там в проводах и трубках — тесно,
Лишь для него всё это место.

Ты успел чуть притомиться,
Сжался в этом уголке.
Ей бы тоже спать улечься
В этом маленьком мирке.

Она подошла к тебе близко,
На разноцветные кнопки нажать.
Опустившись на корточки низко,
Чтоб механизмы разжать.

Ты к ней руку протянул
Она вскрикнула, отступив.
Свою голову к ней повернул,
Она убежала, твою улыбку увидев.

Чуть воздух потягивая,
Продолжал выжидать,
Пока скафандр натягивая,
Выйдет к нему поиграть.

Не стала долго там стоять.
Он снова воздух потянул.
Ты не хотел её пугать.
Она опустилась на стул.

На кнопки робка нажимала,
Боялась на тебя взглянуть.
Сама спиной к тебе сидела,
Страшно голову повернуть.

Не выдержала, обернулась.
Закричала, с размаху кнопку вдавив.
Ты лицом к нему повернулась,
Крюком кожу его прострелив.

Ты не мог такого ожидать,
Смотрела Элен сквозь стекло.
Ты всё пытался возражать,
Но отлетел уж далеко.

Больно тебе в этот миг,
В космосе никто не услышит твой крик.

ГосподинКот

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *