Стихи о Шостаковиче Дмитрии Дмитриевиче

Стихи о Шостаковиче Дмитрии ДмитриевичеВ величьи мастера —
как данность
от неба
звуков гениальность.
Себя предчувствовал,
ждал пробужденья часа.
Прозорливы веления персты,
сказавшие — венец вот той судьбы,
что мудрости покорна Вашей.
Своим зовущим
век прославил гласом.
В прозреньях-нотах жизни торжества
все людям —
от богов как чаша
рукою гения поднесена.
Не ведал мир, что жертвенна та чаша…
Ушедшим — память, восхищенье, боль…
Величье гения — в тяжести утраты,
в скорбящей обедненности веков,
истории иудами распятых.
Жив Шостакович — века светоч!
Пророки —
не умирают.
Эпохи, рождающиеся в мире этом,
пророками прозревают.
Жив Шостакович!
Уймитесь, кликушествующие,
«…мир без него черно-белый,
без радуги…» —
Жив!
— Тише …
— Слышите?
Шостаковича звуков
радугу…

Лисовой Владимир

*****

Седьмой симфонии шостаковича

— Нет! Нет! Не надо!
Нет! Нет! Не надо!
А музыка — преграда,
А музыка — награда
Кричала: Надо! Надо!
Рыдала: Надо ! Надо!
Стонала: Надо! Надо!
И пела скрипкой тонко,
Нарисовав подонка,
Который мучил голодом,
Пытал всех жгучим холодом
И гробил миллионы
В подвалах и без стона.
Погибших заменяли,
В оркестре расставляли
Распятые играли
И мёртвых поднимали…
А музыка звучала
На сцене и из зала.
А люстры засияли
На зло фашистам в зале!
И было это надо!
И боль была наградой,
Забыв себя играли
И Ленинград спасали!
Бессмертный Шостакович,
Рейх музыкой сломали!

Ламбина Светлана

*****

Дмитрию Шостаковичу

Мы живем, умереть не готовясь,
забываем поэтому стыд,
но мадонной невидимой совесть
на любых перекрестках стоит.

И бредут ее дети и внуки
при бродяжьей клюке и суме —
муки совести — странные муки
на бессовестной к стольким земле.

От калитки опять до калитки,
от порога опять на порог
они странствуют, словно калики,
у которых за пазухой — бог.

Не они ли с укором бессмертным
тусклым ногтем стучали тайком
в слюдяные окошечки смердов,
а в хоромы царей — кулаком?

Не они ли на загнанной тройке
мчали Пушкина в темень пурги,
Достоевского гнали в остроги
и Толстому шептали: «Беги!»

Палачи понимали прекрасно:
«Тот, кто мучится, — тот баламут.
Муки совести — это опасно.
Выбьем совесть, чтоб не было мук».

Но как будто набатные звуки,
сотрясая их кров по ночам,
муки совести — грозные муки
проникали к самим палачам.

Ведь у тех, кто у кривды на страже,
кто давно потерял свою честь,
если нету и совести даже —
муки совести вроде бы есть.

И покуда на свете на белом,
где никто не безгрешен, никто,
в ком-то слышится: «Что я наделал?»
можно сделать с землей кое-что.

Я не верю в пророков наитья,
во второй или в тысячный Рим,
верю в тихое: «Что вы творите?»,
верю в горькое: «Что мы творим?»

И целую вам темные руки
у безверья на скользком краю,
муки совести — светлые муки
за последнюю веру мою.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *