Стихи об Орше

Стихи об ОршеГород Орша тихий, как сон,
Золотых куполов чудный звон,
Река Днепр — вода, как стекло,
Город детства, в нём очень тепло.
У него глаза — синий лён,
Васильков цветущих миллион,
Поля всюду пшенично — ржаные
И Дубравы красивы лесные.
Орша — город первой любви,
Там в сиреневым цветом огни,
Воздух пью, им напиться хочу,
Я ему любовью плачу.
Снегопад над Оршей моей,
Тихо улочки укрывает,
Нет мне города ближе, родней,
Он всё знает, всё понимает.

Кавецкая Валентина

*****

Здравствуй, город Орша! Со свиданьем!
Я к тебе приехала опять!
Позади осталось расставанье,
Дай тебя мне дорогой, обнять.
Древний город, добрый мой приятель,
Ты стоишь почти что тыщу лет,
Только после стольких «операций»
Древности твоей пропал и след.

Жгли тебя, громили и взрывали,
Подчистую разносили в пыль.
И другой бы выдержал едва ли,
Ты ж, как Феникс, воскресал и жил.
Сглажены бульдозером морщины,
Новенький асфальт как макияж,
Там, где были пустыри, руины,
Поднялся за этажом этаж.

Ты обряжен современной новью,
Седина закрашена давно,
Лишь осталась церковь в Заднепровье —
Старины родимое пятно.
А заезжий брови поднимает,
Удивлён и недоверчив взгляд, —
Молодым тебя, мой город, он считает,
Говорит:» Ну лет так пятьдесят…»

И не верит он моим рассказам,
Что ты здесь уже века стоял.
«Я такого чуда, — говорит, — ни разу
Не встречал, где только ни бывал!»
Также здравствуй, Орша моя! Здравствуй!
Процветай, расти и хорошей!
Молодость свою, мой город, празднуй
В свой предстоящий юбилей!

Нечаева Эммилия

*****

Сегодня нашу Оршу не узнать!
Мы, вспомнив о её ушедшей были,
Решив её основы воссоздать,
В архивах карты, чертежи открыли.
Не став людьми, забывшими родство,
Не обрубив корней, не заглушив истоки,
Мы, созидаем новое, своё,
Не забываем прошлого уроки.

И поднимаются святые купола,
Костёлы и дома -всё засияло.
Какой красивой, Орша, ты была!
Какой красивою ты, Орша, стала!
Мы всё твоё былое сбережём,
Но чтобы ты ещё похорошела,
Построим новые дворцы, сады мы разобьём, —
Для молодых сердец нет рубежей, предела.

Пройдёт немного лет, и будет день такой:
Закроется твоя тысячелетняя страница,
И ты будешь стоять красивой, молодой
Над ласковым Днепром, над милою Оршицей.
И поднимаются святые купола,
Костёлы и дома -всё засияло.
Какой красивой, Орша, ты была!
Какой красивою ты, Орша, стала!

Нечаева Эмилия

*****

Ну, здравствуй, мой город
Мы встретились снова,
Когда же дорос ты до неба седьмого?
Опять удивляешь размахом и новью
И сердце мое наполняешь любовью.
Дома и кварталы встают на пути.
По улицам новым приятно пройти.
Ты стал еще выше, стал чище, светлее.
Улыбки прохожих заметно теплее.

Звонят с переливами колокола
И брызнуло небо в твои купола.
Душою с тобою-иначе никак
Мне каждый твой тополь с рожденья земляк.
Но только, ты знаешь, пойду-ка туда я,
Где старых домов деревянная стая.
Туда, где впервые сказал я: «люблю»
И первую песню придумал свою.

До боли знакомы и вишня, и клен,
И детство глядит их широких окон.
И, кажется, здесь, в ожидании долгом
Я сердце оставил за этим порогом.
Прости эту грусть, мой единственный город.
К тебе я спешу, ты все более дорог.
Пойми меня, город. Я знаю поймешь.
Грущу об ушедшем, его не вернешь.
Отречься бы надо, но нет таких сил.
Я здесь, и тебя навсегда полюбил.

Манохин Владимир

*****

Она не блестит красою,
А в сердце навек запала
С парком своим зачахшим,
Своей Кобыляцкой горой,
С ленивой сестрой Оршицей,
Что летом струится помалу
В широкий, как песня наша,
Могучий, седой Днепро.

Домики здесь к обрыву,
Прильнули как птичьи гнёзда —
Знакомые и дорогие,
Как лица друзей и родных;
Брусчатка, дождём размытая,
Улицы пыльных окраин,
Копоть на стенах зданий,
Дальние поезда.

Как далеко от меня она,
Единственная и дорогая,
В железнодорожных лентах,
Текущих со всех сторон,
С народом, который в тяжких
битвах не умирает:
Звенит Заслонова слава
На всех перегонах земли.

Когда-то… Было такое…
Хотели лишить нас крыльев…
Быдлом нас называли,
А всё-таки были мы
Стойкими в чёрном несчастии,
Гордыми и в бессилии,
Ведь род наш был пролетарский,
А руки в чёрной земле.

Мы пожимали плечами,
Когда говорили с презрением,
Желая в весёлое время
Рабочий наш род обсмеять:
«Живёте вы все в известке,
В извёстке вы все рождаетесь,
Извёстка вас всех кормила,
В известке вам всем лежать».

Послушайте: наш он, наш город,
Пусть временами суровый, —
Своё трудовое право
Добыл в тяжёлой борьбе,
Это родной наш город,
Ему не нужны прикрасы,
Он сам для себя прикраса
И гордость — сам для себя.

Мы поезда водили,
Полотна на фабриках ткали,
Лес могучий валили,
Умели плавить метал,
В тёмных каменоломнях
Белую известь ломали,
Глину и торф добывали, —
Горячий у нас запал!

Как только тёмною ночью
Глаза свои закрываю,
Сразу я вижу Оршу
С её неяркой красой,
С берёзами над Оршицей,
С весёлым солнечным маем,
С пролесками, первыми, синими,
В косах любимой моей.

Здесь рождаются мысли,
Воля, вера, надежда,
Здесь стал сыном отчизны,
Крещён здесь её огнём…
Люблю я поэтому Оршу
Первой огромной любовью,
И она не исчезнет
Даже с жизнью моей.

Короткевич Владимир

*****

Что такое мой любимый город?
Это парк, качели, детский сад.
А с годами просто повод,
Киноленту жизни открутить назад.
Мой любимый город — это школа,
Одноклассники, мои учителя.
Поцелуи, расставания у вокзала,
Под шумящие от ветра тополя.

Новостройки светятся огнями,
Шум машин спешащих по делам.
Солнце золотистыми лучами,
Согревая, ярко светит нам.
Что такое — мой любимый город?
Это жизнь, которая кругом.
Это сны, воспоминания, годы,
Это мой гостеприимный дом.

Бархатов Александр

*****

Тот город был довольно чистым:
Вокзал, колючая зима
Затосковавшие таксисты
Водоколонки и тюрьма

В захлебе птичьего дисканта
Непохмеленный вавилон
Сшибал с растерянных мигрантов
Законный первый миллион

У пункта сдачи стеклотары.
Помятый рупор на перрон
Давясь, обрывками гитары
Плевал из тополиных крон

Я шел. Троллейбусные нити
Дрожали в такт едва-едва
Зажатый в капсуле водитель
Шептал неслышные слова

Под бормотание мотора.
Редел последний полумрак
Когда за сквером, у забора
Я вдруг увидел странный знак:

Там, окруженный молчаливым
Собачьим племенем, возник
Вдруг человек. Неторопливым
Движеньем поднял воротник.

И двинулся ко мне навстречу.
В лучах автомобильных фар
От дырки рта ему за плечи
Летел и растворялся пар.

Я замер, дрогнули колени.
Как под водою. Как во сне,
Тот человек в собачьей пене
Вплотную подошел ко мне.

Я не запомнил ни одежды
Ни геометрии лица
Одни лишенные надежды
Глаза живого мертвеца

Сквозь зубы, траченные камнем
Сквозь аммиачный дух мочи
Он пару фраз всего сказал мне,
Сначала было: «Не кричи.»

Какое там… кричать не в силах,
Я думал: «Где он держит нож?»
Тогда вполголоса спросил он:
«Але, ты пить со мной пойдешь?»

Я головой мотал, не веря
Ушам. Утратив интерес,
Он тихо свистнул, зубы щеря
Сморкнул на землю и исчез.

И, как гробовщиком обмерян
Я закурил, не чуя рук.
Обжег ладони. Сквер был черен,
Лиловый свет лежал вокруг.

Потом гостиница. Знакомый
Сиротский вид на пустыри.
Пол, пораженный меланомой,
Замок, гуляющий в двери…

*****

Она красотою не блещет,
а в сердце навек запала
парком своим уставшим*,
своей Кобыляцкой горой**,
ленивой сестрицей Оршицей,
что летом струится помалу
в широкий, как песня наша
могучий седой Днепро.

Хатки, что до оврагов
теснятся как ласточек гнёзда,
тёплые, сердцу родные
как дружеской братьи привет.
Улицы пыльных окраин,
копоть на белой известке
зданий,
булыжник разбитый,
дальнего поезда свет.

Ах, как далека она нынче,
единственная, дорогая,
в чёрных путейных лентах,
обвивших ее целиком.
С народом своим, что в битвах
жестоких не вымирает:
Заслонова слава сияет
И всем его подвиг знаком.

Хотя… и такое было…
Хотели подрезать нам крылья…
Быдлом нас назвали,
но даже и в горестной мгле
несломленными оставались,
гордыми и в бессилье,
ведь род наш есть пролетарский —
и руки в чёрной золе.

Мы пожимали плечами,
когда нам с презреньем бросали,
желая повеселиться,
рабочий наш род осмеять:
«Знакомитесь вы на известке***,
рождаетесь вы в известке,
кормитесь вы известкой,
в ней же вам и лежать».

Послушайте: это наш город,
пусть и суровым часом, —
рабочее честное право
добыл в тяжёлой борьбе,
это наш кровный город,
ему не нужны украшенья,
он сам для себя драгоценность
и гордость он сам по себе.

Мы поезда водили,
полотна на фабриках ткали,
лес могучий валили,
умели плавить металл,
в тёмных каменоломнях
свой известняк ломали,
глину и торф добывали,
горячий у нас запал!

Как только глухою ночью
глаза свои закрываю,
сразу я вижу Оршу
с неяркой ее красой,
с берёзами над Оршицей,
с весёлым солнышком мая,
с каплями первоцветов
в косах колдуньи лесной.

Здесь родились мои мысли,
воля, желанья и совесть,
здесь я стал сыном отчизны,
огнём её опалим,
и потому моя Орша
словно любовная повесть,
которая не завершится
сроком моим земным.
__________________________

* Речь идет о городском центральном парке,который был заложен в 19 веке и в нем уже в 50-е годы росли вековые деревья. Тогда за ними не ухаживали, как сейчас, поэтому Короткевич употребил прилагательное «змарнелый», букв. обессилевший.
**Кобыляцкая гора — место массового растрела жертв сталинского режима.
*** «Вапна» = букв. известка. Еще в начале 19 века под Оршей начали добывать известняк. Добыча его: ломка камня и выжигание извести составляли значительную долю дохода горожан. Сотни тысяч пудов высококачественной извести сплавлялись по Днепру в другие губернии.

*****

Песня об Орше

Кружева, кружева, кружева,
Плетут годы день за днём,
Абажур — солнце светит всегда,
Когда рядом, мы, вдвоём.

А дождь пытается смыть следы,
Порой плачут деревья,
Край красивый,как дорог мне ты
Наш город Орша без сомненья.

Припев:
Город Орша — край мой старинный,
В сердце единственный,
Город Орша — скат мой былинный,
И в душе таинственный.

Речушка милая с детства,
С белыми кувшинками,
А на сердце радость наследства —
Любовь под рябинками.

Город ласковый — сказка моя,
Над сиренью облака,
Журавлика песня, как судьба
И источник родника.

Припев:
Город Орша — край мой старинный,
В сердце единственный,
Город Орша — скат мой былинный,
И в душе таинственный.

Кавецкая Валентина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *