Стихи про гипноз, гипнотизеров

Заблокировать сознанье и ввести нас в транс.
Ценность этого уменья сказочна для нас.
Поменять сужденье можно. Горе пережить.
Сделать мозг пустопорожним. Преступленья вскрыть.
Мыслить научить абстрактно. Прошлое забыть.
Отстраниться безвозвратно. Дивное творить.
Вдаль и вверх переноситься сквозь года, века.
Счастье вечно может длиться. Бога в том рука.

Мельникова Надежда

*****

Состоянье — полусон,
Говорят, что вреден он:
Ведь никто не знает доз,
Если вводят вас в гипноз.

Талызин Владимир

*****

«Итак…», — гипнотизер сказал,
Проснулись дружно на счет три
И посмотрел на полный зал…
Все спали в полном забытьи…

«Один…, дышите глубже, видим цель,
И два…, препятствий нет совсем,
Теперь готовы…, будет три!
Глаза открыли и глядим…»

Но зал молчит и видит сны,
Проснулся лишь герой один,
Открыл глаза, потом зевнул,
«Все тот же сон…»- и вновь уснул…

*****

Есть доля гипноза в поэта трудах,
Вот мы и пялимся все завороженно
На то, как в строках его льётся вода,
Переливаясь с пустого в порожнее.

Авов Аволог

*****

Мне вчера под водку с пивом
Дал Кирилл такой прогноз:
— Станет всё вокруг красивым,
Если ляжем под гипноз.

Вон по Те-эН-Те каналу
Видил сам: гипнотизёр
Сделал так, что по сигналу
Стал парнишка стриптизёр.

А одна девица сразу,
Как очухалась от сна,
По программному приказу
Стала всех любить она…

Может, кто и нам вселяет
Коды всякие во сне,
эН-эЛ-Пишников гулет,
Сколько знаешь по стране?

У меня Василий тоже
Аномальный есть талант:
В прошлой жизни я был всё же
Не простой мужик — атлант!

Мы хлебнули, что осталось:
— Знаю я телекинез!
Поднатужился он малость
Стал качать, вдыхая, пресс.

— Чтобы двигал я предметы
И во времени людей,
Мне открыл свои секреты
В древнем веке чародей

Хочешь, тут же я узнаю,
Кем ты в прошлых жизнях был?!
Понял я, что засыпаю…
— Раз, два три…- пейзаж поплыл…

Стал Кирилл какой-то странный,
Тут я матом начал крыть,
Даже если в стельку пьяный
Русский дух не засыпить!

— Я даю тебе наводку:
Ты каких был мастер дел?
— Лучше дал бы ты на водку
То я… что-то протрезвел.

Но Кирилл не унимался,
Хвост растёт, зелёный весь.
— Что ж ты сволочь так нажрался?
Ты в мозги ко мне не лезь!

Я потряс его за роги,
Вдруг меня он стал кусать,
После спрятался в берлоги
И не хочет вылезать.

…Я очнулся: кто дурачит?
Ничего не узнаю
В белом все вокруг… ааа… значит,
Что проснулся я в раю.

Странник Вадим

*****

У неба, что приносит пламя зорь,
рвала орлица-солнце тучу-печень.
К нам в школу приезжал гипнотизёр
в такой же яркий и зловещий вечер.

Я помню зал. Рамп круглых волдыри.
Фигура в очень пёстром одеянье.
На сцену шли… товарищи мои,
подверженные странному влиянью.

Гипнотизёр, предчувствуя успех,
поведал, что внушит им тему «Радость», —
но мы увидим: жалок человек,
когда ему перекрывают разум.

И школьник поразил меня один.
С потухшим взглядом, двигаясь как кукла,
он говорил: «О, ем я апельсин!»,
кусая горечь репчатого лука.

К чему же мой рассказ?.. С недавних пор
я задаю себе вопрос что вечер:
«А не был ли чудак-гипнотизёр
материализованным Предтечей?»

Я помню площадь. Жёлтые шары.
Фигуры в очень пёстрых одеяньях.
Толпа под ними в ленточках игры,
подверженная странному влиянью.

И я в толпе… Какой-то новый трюк…
Но вот сегодня, в будничной трясине,
осознаю: нам скармливали лук
под шкуркой обещаний-апельсинов.

И всё же горько мне не потому…
Народ, народ, нищая поминутно,
как прежде рад. Кумиру своему
он дарит одуванчики салютов.

А если скажешь что-нибудь вразрез —
тебя мазутом вымажет: бесславьем,
и к телу прометеевых небес
он прикуёт; свершит свою расправу.

Как в годы всеодобренных утех,
толпа вошла в восторженную фазу.
Теперь я вижу: жалок человек,
когда ему перекрывают разум.

Тищенко Виктория

*****

Гипнотизер

Помещик некий, быв изрядным фантазером,
Задумал стать гипнотизером,
Добыл из города два воза нужных книг,
Засел за них, читал не две — не три недели,
Едва ль не целый год, и, наконец, достиг
Желанной цели:
Любого мужика мог усыпить он вмиг!
Да слуги барина к тому ж гневить не смели,
Так стоило ему явиться средь двора,
Как бабы, мужики и даже детвора
Валились наземь и храпели.
«Вот ум! Вот голова! —
Прошла про нашего затейника молва
Среди помещиков-соседей. —
Подумать лишь, хитрец каков!
Не надо больше тумаков:
Почище найдена управа на медведей!»
(То-бишь, на мужиков.)
И в первый праздничек соседи мчат к соседу.
Но пир гостям — не в пир, беседа — не в беседу,
И преферанс — не в преферанс!
Им гипнотический подай скорей сеанс!
Без лишней канители
Желанью общему хозяин уступил:
Емелю-конюха в два слова усыпил.
Все гости онемели!
Хозяин между тем из сонного Емели
Что хочет, то творит:
«Емеля, — говорит, —
Глянь, становой в деревню мчится!»
Мужик томится:
«Ой… братцы… ой…
Разбой!»…
«Постой,
Никак — сшибка!
Не разглядел я, виноват,
К нам едет думский депутат!»
У мужика — улыбка:
«Вот будет рада… попадья…
Стал депутатом… поп Илья!»
Поповским голоском запел хозяин: «Чадо,
Скажи, чего первей просить для паствы надо,
Когда в столице буду я?»
И стоном вырвалось у бедного Емельки:
«Проси… земельки!»
«А про помещиков ты, вражий сын, забыл?!» —
Тут гости сгоряча вскричали в общий голос.
Емеля взвыл.
Стал у Емели дыбом волос,
И, засучив по локоть рукава,
Такие наш мужик понес слова,
Что гости с перепуга
Полезли друг на друга!

Скажу я господам иным
(Здесь места нет пока угрозам):
Мужик чувствителен всегда к своим занозам.
Не прикасайтеся к его местам больным,
Хоть он и под тройным
Гипнозом!

Демьян Бедный

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.