Стихи о Неве

Стихи о НевеОпять стою я над Невой,
И снова, как в былые годы,
Смотрю и я, как бы живой,
На эти дремлющие воды.

Нет искр в небесной синеве,
Всё стихло в бледном обаянье,
Лишь по задумчивой Неве
Струится лунное сиянье.

Во сне ль всё это снится мне,
Или гляжу я в самом деле,
На что при этой же луне
С тобой живые мы глядели?

Федор Тютчев

*****

Светла широкая Нева,
Как зеркало, блестит она,
Дворцы и храмы отражает,
И взор невольно привлекает;

Когда же сильное волненье,
Охватит бурное теченье,
Тогда в восторге перед ней
Стою я с думою своей,

Что страж могучий над рекою,
Красивый всадник на скале,
Своей державною рукою,
Нева, он кажет путь тебе!

Перелыгин Н.

*****

Я не в силах тебя не любить: ты — Нева,
ты — щедра, полноводны твои рукава.

Ты — река, и работа — начало начал,
потому вдоль тебя за причалом причал.

Потому над тобой каждый день на закат
стрелы кранов портальных, как птицы, летят.

И чем ближе к заливу, тем всё веселей
суматоха корабликов и кораблей.

Торопыгин В.

*****

Глядел я, стоя над Невой,
Как Исаака-великана
Во мгле морозного тумана
Светился купол золотой.

Всходили робко облака
На небо зимнее, ночное,
Белела в мертвенном покое
Оледенелая река.

Я вспомнил, грустно-молчалив,
Как в тех странах, где солнце греет,
Теперь на солнце пламенеет
Роскошный Генуи залив…

О Север, Север-чародей,
Иль я тобою околдован?
Иль в самом деле я прикован
К гранитной полосе твоей?

О, если б мимолётный дух,
Во мгле вечерней тихо вея,
Меня унёс скорей, скорее
Туда, туда, на тёплый Юг…

Федор Тютчев

*****

И широка и глубока
Речная синева.
Нева волною в берег бьет,
Нева к заливу лед несет.

Поляков Николай

*****

Белой ночью месяц красный
Выплывает в синеве.
Бродит призрачно-прекрасный,
Отражается в Неве.

Мне провидится и снится
Исполненье тайных дум.
В вас ли доброе таится,
Красный месяц, тихий шум?..

Александр Блок

*****

И опять звезда играет
В легкой зыби невских волн
И опять любовь вверяет
Ей таинственный свой челн.

И меж зыбью и звездою
Он скользит как бы во сне
И два призрака с собою
Вдаль уносит по волне.

Дети ль это праздной лени
Тратят здесь досуг ночной?
Иль блаженные две тени
Покидают мир земной?

Ты, разлитая как море,
Дивно-пышная волна,
Приюти в своем просторе
Тайну скромного челна!

Федор Тютчев

*****

Нева Петровна, возле Вас — все львы.
Они Вас охраняют молчаливо.
Я с женщинами не бывал счастливым,
Вы — первая. Я чувствую, что — Вы.

Послушайте, не ускоряйте бег,
банальным славословьем Вас не трону:
ведь я не экскурсант, Нева Петровна,
я просто одинокий человек.

Мы снова рядом. Как я к Вам привык!
Я всматриваюсь в Ваших глаз глубины.
Я знаю: Вас великие любили,
да Вы не выбирали, кто велик.

Бывало, Вы идете на проспект,
не вслушиваясь в титулы и званья,
а мраморные львы — рысцой за Вами
и Ваших глаз запоминают свет.

И я, бывало, к тем глазам нагнусь
и отражусь в их океане синем
таким счастливым, молодым и сильным…
Так отчего, скажите, Ваша грусть?

Пусть говорят, что прошлое не в счет.
Но волны набегают, берег точат,
и Ваше платье цвета белой ночи
мне третий век забыться не дает.

Булат Окуджава

*****

На Неве опять развели мосты.
Мы с тобой стоим на краю мечты.
Летний сад молчит в глубине аллей.
По воде бегут тени кораблей.
Тусклый свет фонарь разбросал вокруг.
Мёртвый лист, шурша, опустился в круг.
Медный царь сидит тяжело в седле.
Правит прошлым он на ночной земле.
Волнозвучный хор усыпил кусты.
На большой земле-только я и ты.

Сайгин Роман

*****

Как ты можешь смотреть на Неву,
Как ты смеешь всходить на мосты?..
Я недаром печальной слыву
С той поры, как привиделся ты.
Черных ангелов крылья остры,
Скоро будет последний суд,
И малиновые костры,
Словно розы, в снегу цветут.

Анна Ахматова

*****

Мост дрожит, гремят колеса,
Красным светятся в тени
У гранитного откоса
Пароходные огни…

С очертаний темных барок,
Точно звездочка далек,
По воде, дрожащ и ярок,
Льется белый огонек.

Как прорезанные точки,
В массе каменных громад,
С берегов поодиночке
Окна на воду глядят.

Мост гремит, шумит молвою, —
И дрожат в ночной тени
По Неве и над Невою
Разноцветные огни.

Лебедев Владимир

*****

Весна, а волны в инее,
И шлемы на них острые.
Иду Четвёртой линией
Васильевского острова.

И выхожу к Неве-реке –
Воде, от солнца розовой,
Она примчалась налегке
Из-за стволов берёзовых,

Из-за рябин и тополей
Бежала сломя голову,
Она вертелась вкруг полей,
Кружмя кружилась, полая.

Потом надолго сохраним,
Что не купчиха-барыня –
Весенним городом моим
Она прошла,
Сударыня!

Прокофьев Александр

*****

Течет моя Hева над крышами машин
Горит моя Москва — я подолью еще бензин
И ты мне не звони, не до тебя мне, извини
Течет моя Hева над крышами машин
А я шепчу слова как в тысяче ангин
Откуда этот бред, грустить причины вроде нет

Припев:
Привет моей луне,
Hу почему же так плохо мне
Я разнесу с тоски
Весь город к черту на куски

Течет моя Hева над крышами машин
Горит моя Москва — я подолью еще бензин
Течет моя Hева…
Горит моя Москва…
Я разнесу с тоски…
Весь город, весь город, весь город

Восьмая Марта

*****

Хочешь — верь, не хочешь — не верь,
Не признавай пораженья.
Снова лёд идет по Неве
Сквозь знакомые отраженья.

Сквозь дворцы, волнорезы, сквозь
Петропавловский шпиль игрушечный.
Ты смеёшься над этим? Брось —
Не петрушничай.

Ненавязчивый шорох льдин,
Новорожденной ряби дрожь.
Повнимательнее гляди:
Лёд стоит, это ты плывёшь.

Льды гранитом бортов дробя,
Всё быстрее из года в год
От весны увозит тебя
Островов ледокольный флот.

Всё искал, чего поновей,
А и жить-то уже — не век.
Лед идет себе по Неве,
Лед идет себе по Неве…

Городницкий Александр

*****

Как пасмурно сверкает
Вечерняя Нева!
Полнеба задвигает,
Свергает синева.
Колени охвативши,
Сидеть, глядеть бы вдаль.
Спеши, спеши потише,
Воздушный календарь.
И та, что через двадцать
Минут придёт сюда,
Она, быть может статься,
Одна — твоя судьба.
Два синих парохода
Зашли за синий мост,
Два долгих перегона
До ледовитых звёзд.
Тогда поголубеет
Последний синий ряд,
И сразу огрубеет
Удобный твой наряд.
И вместо юбки тонкой,
Сатина полотна,
Тебя сукном жестоким
Обтянут холода.
Примерзнут пароходы,
Разорены, мертвы;
Продернут переходы
Сквозь рукава Невы.
Но ведь никто не знает:
Зима наступит, нет?
И всякий называет
Один любимый цвет.
Что может быть синее
Зелёного зрачка?
И есть ли что сильнее
Такого пустячка?

Рейн Евгений

*****

Когда я думал, что я поэт,
Я грустил в течение ряда лет,
Не потому, что моя жизнь шла не гладко,
Просто, в отличие от радости, в грусти есть загадка,
Грусть легко можно выдать за мудрость,
Вот в чём секрет.

Эй, кто-нибудь видел печального соловья,
Кто-нибудь плавал в печальном море?
Может кто-то попадал под печальный дождь или ел печальный арбуз?
Красотка Нева обнимет меня и унесёт моё горе
Красотка Нева обнимет меня и смоет мой груз.

Я всю жизнь развлекаю гостей в саду,
Но я пою только то, что имею в виду.
И для меня ужасно важно рассказать это всем,
Но я не хит на MTV, я не формат на FM
Так как же нам повстречаться,
Как же мне до вас достучаться в этом аду?

Эй, кто-нибудь видел форматного соловья,
Кто-нибудь плавал в форматном море?
Может, кто-то попадал под форматный дождь или ел форматный арбуз?
Красотка Нева обнимет меня и унесёт моё горе,
Красотка Нева обнимет иеня и смоет мой груз.

Я так хотел бы жить азартно от Гран при до Гран при,
Но у каждого свой способ бежать от бездны внутри
И я сижу на трибуне и смакую свой wine,
А мимо мчиться Барикелло, а следом рвёться Ирвайн.
Как бы нам остановиться,
Как бы нам хоть притормозиться, чёрт побери!

Эй, кто-нибудь видел элитного соловья,
Кто-нибудь плавал в элитном море?
Может кто-то попадал под элитный дождь или ел элитный арбуз?
Красотка Нева обнимет меня и унесёт моё горе,
Красотка Нева обнимет меня и смоет мой груз.

Максим Леонидов

*****

За веком век, в теченье плавном,
так величава и нема,
пересекает город славный
в гранит одетая, Нева.

И сколько тайн в себе уносит
всех, — нескончаемый поток.
А на столпе Александрийском
всегда наш Ангел одинок.

Течёт река: каналы — вены.
И не расскажет о былом.
А город укрывает Ангел
своим натруженным крылом.

Парит, парит наш дивный Ангел,
на всё взирая свысока.
И над землёю, неизменно,
плывут, как стаи, облака.

Эли Селини

*****

Проснись скорее и замри,
Пока все это
Не поблёкло!..
Осколок
Утренней зари
Ударил
По оконным стёклам.

Их мягкий звон
Не повторишь:
Так на ветру
Поют ограды…
Все ярче
Из-за синих крыш
Восход
Над спящим Ленинградом.

Он зажигает купола,
К фасадам краски подбирает.
Они — другие,
Чем вчера:
Восход себя не повторяет.

Как точно кисть его легла!
И взора
Отвести не в силе
Адмиралтейская игла
От Петропавловского шпиля.

А по Неве идут суда,
Тяжёлый груз
взвалив на плечи.
Им стелет сонная вода
Дорожки алые
Навстречу.

А по Неве плывут плоты,
Буксиры
с чайками на трапах.
И разведённые мосты
Над ней стоят
На задних лапах…

Потом,
Когда ты подойдешь
К окну,
Где вечер
День сменяет,
Увидишь:
Город вновь хорош!
Но красота — уже иная.

Воронов Ю.

*****

Выросла на правом берегу,
к левому привыкну
понемногу:
все-таки на что-то,
слава богу,
я еще рассчитывать могу.
У меня с рождения Нева,
льды ее, теченья
и пороги.
Мне самой вскипать
на каждом слоге,
выбирая нужные слова.
Выхожу сама из берегов,
пережив три месяца
туманных
без твоих набегов
ураганных,
без своих отчаянных шагов.

Барбас Людмила

*****

Как вода прохладой дразнит
В этот жаркий летний час.
На Неве сегодня праздник
Корабли в гостях у нас.

Кораблям Нева знакома.
Позади штормят моря.
На Неве они, как дома,
Здесь отдали якоря.

Посмотри — проносит быстро
Катер невская вода!
Наш Исакий шлем начистил
И горит как никогда.

Он — солдат поры военной
И морскую славу чтит —
Так сияет вдохновенно,
Так он празднично блестит!

Ветры Балтики прохладны,
Ветры флаги теребят.
Вид Невы такой нарядный —
Даже львы — и те не спят.

Скаченков С.

*****

В прозрачной шелковой вуали
Безоговорочно на Вы,
Не вы на мостике стояли
Внимая музыке Невы.
Не ваш ли лик дробился зримо
В осколках невской синевы
И были вы неотразимо
Созвучны с музыкой Невы.
Не вы, не вы, не вы, увы, не вы
Внимали музыке Невы.
Не вы ли сходство отличали
В приливах невских волн печали.

Гаина В.

*****

Я иду по уснувшей Неве.
В голове у меня — чистота.
Намекает на близкий рассвет
на Исакии — вспышка креста.
Разъезжаются ноги нальду.
Я иду коридором Невы.
Кто-то съежился весь на мосту,
наподобие спящей совы.
Но чернее, чем все, —
полынья.
Я ее огибаю пока…
В ней пульсирует кровью — струя,
словно врезана чья-то рука.
…Я иду по прекрасной Неве.
Рассветает в моей голове.
Одеваются мысли
в слова…
И меня понимает
Нева.

Горбовский Глеб

*****

Всё то, чего коснется человек,
Приобретает нечто человечье.
Вот этот дом, нам прослуживший век,
Почти умеет пользоваться речью.

Мосты и переулки говорят,
Беседуют между собой балконы,
И, у платформы выстроившись в ряд,
Так много сердцу говорят вагоны.

Давно стихами говорит Нева.
Страницей Гоголя ложится Невский.
Весь Летний сад — Онегина глава.
О Блоке вспоминают Острова,
А по Разъезжей бродит Достоевский.

Сегодня старый маленький вокзал,
Откуда путь идет к финляндским скалам,
Мне в сотый раз подробно рассказал
О том, кто речь держал перед вокзалом.

А там еще живет петровский век
В углу между Фонтанкой и Невою…
Всё то, чего коснется человек,
Озарено его душой живою.

Самуил Маршак

*****

Движеньем рассеять душевную тьму…
Сбить отчаянье вихрем походки…
Не ты ли, Нева, нашептала ему
слова о любовной лодке?
Тогда оно, видно, и состоялось,
свидание ваше —
последнее самое.
— Как видишь, теку.
Не застоялась.
Тоже широкая. Тоже упрямая.
Плыву, как и ты, — своим путем.
Не это ли в жизни самое главное?
Всегда непреклонная, ровная,
плавная…
Так было. Так есть. Так будет потом.
Вижу я,
что у тебя на душе.
Думаешь:
— Хватит… Довольно…
А я за века насмотрелась уже:
вчера во льдах, а сегодня — вольная…
Если уйдешь — облегчишь их задачу!
Таким не впервой оставаться в сторонке:
в газетный листок обильно поплачут,
тайно порадуются в душонке.
Ты ль не ломал
невзгодам хребты,
не шагал
сквозь любых пожарищ дым —
поэт, говоривший с солнцем на ты,
светивший посменно с ним?
Об этом уже толковали с тобой мы
в иную, но тоже нелегкую пору.. .
Тебе и не будет легко, дорогой мой:
ведь ты же идешь
все в fopy да в гору!
Другим на ошибках
хоть дом себе строй,
а ты ошибешься — и сердце расплавится.
Останься у нас.
В союзе со мной
с любою бедою сумеешь расправиться.
Тоска —
она может ножом пырнуть.
Смерть — и та избавленьем пригрезится.
Успеть бы тебе в поэму нырнуть,
в работу с разбегу врезаться…
Чтоб не в мечтах уже,
не во сне
мирок забывая куцый,
опять в ослепительной новизне
выплеснуться, взметнуться,
вдыхать в себя новое в каждом вдохе,
всю норму горючего сжечь дотла,
не зная:
сам ли ты жил в эпохе
или эпоха
в тебе жила…
…Нева — обезлёженная — трепетала
предчувствием белой ночи.
Нева —
обезлюженная — лепетала,
счастливые дни пророча.
Нева, как другу, советы давала,
Нева обдувала,
Нева обдавала
чем-то восторженным и встревоженным,
запахом солнца ли, моря ли, трав ли,
чем-то совсем в стороне расположенным —
за тысячи верст от всяческой травли…
И таяла,
отпускала беда,
и освежался мозг,
и за последними глыбами льда
плыл куда
И казалось трудным — уйти от него,
чтоб снова у бездны встать на краю…
…Был такой разговор с Невой —
голову на отсеченье даю!

Михайлов Игорь

*****

Рассыпав питерские зори,
Где горизонт ещё не спит.
Нева в причудливом узоре
Волной не бьётся о гранит.

Там берега покрыты лесом,
Не знают звуков топора,
И между ангелом и бесом,
Не начиналась там игра.

Как будто время не спешило,
Из века в век идти быстрей,
Река сама за всех решила:
Какой дожить до наших дней.

Я в этом с ней согласен тоже —
Пускай останется, как есть.
Тот мир, на наш так не похожий,
Которым правят зло и месть.

И пусть со мною не согласны,
Все те, кто видеть не хотят —
Нева по-прежнему прекрасна,
Сквозь годы, что стрелой летят.

*****

Нет, никогда передо мной,
Ни в час полудня, в летний зной,
Ни в тихий час перед зарею
Не водворялся над Невою
Такой торжественный покой.
Глубоким пламенем заката
Земля и небо — всё объято…
И, неподвижный, я стоял,
И всё забыл, и по простору
Невы великой — волю дал
Блуждать задумчивому взору.
И я глядел: неслась река,
Покрыта вся румяным блеском,
И кораблям, с небрежны, плеском,
Лобзала темные бока.
И много их… но все прижались
Друг к другу тесною толпой,
Как будто ввек они не знались
Ни с темным морем, ни с грозой —
И флагов мягкие извивы
Так слабо ветер шевелил,
Как будто тоже позабыл
Свои безумные порывы…
А недалеко от стены,
В воде спокойно отражаясь,
Стоял, дремотно колыхаясь,
Корабль далекой стороны.
И возле мачты, под палаткой,
Моряк лежал — и отдыхал;
Кругом стыдливо замирал
Вечерний луч и вскользь, украдкой,
Лицо нерусское ласкал.
Откуда ты? в наш край туманный
Зачем приплыл? на много ль дней?
Зачем глядишь с улыбкой странной
На небо родины моей?
О чем ты думаешь? Быть может,
Тебя минувшее тревожит —
Ты вспомнил прежнюю любовь,
Разлучный час и взгляд печальный —
И на губах, как будто вновь,
Зажегся поцелуй, прощальный.
Теперь, быть может, у окна
Она сидит… и не страдает;
Но, как свеча от ветра, тает
И разгорается она…
Иль, руки страстно прижимая
К своей измученной груди,
Она глядит полуживая
На письма грустные твои.
Но нет… свои воспоминанья
Я на чужого перенес —
Не знал он смутного страданья,
Не проливал напрасных слез,
Не расставался, не сходился,
Не воскресал, не умирал…
Нет! беззаботно он влюбился
И безотчетно целовал.
И там, в стране его счастливой,
В стране широких, синих вод,
Где под белеющей оливой
Алоэс огненный цветет,
В стране лучей и красок ярких,
В стране томительных ночей,
Объятий трепетных и жарких
И торжествующих страстей, —
Его беспечно ожидая,
Она за пряжею сидит…
Да утром, косу заплетая,
Поет и ходит, и, вздыхая,
На море синее глядит.

Иван Тургенев

*****

Уж одевались острова
Весенней зеленью прозрачной,
Но нет, изменчива Нева,
Ей так легко стать снова Мрачной.

Взойди на мост, склони свой взгляд:
Там льдины прыгают по льдинам,
Зеленые, как медный яд,
С ужасным шелестом змеиным.

Географу, в час трудных снов,
Такие тяготят сознанье —
Неведомых материков
Мучительные очертанья.

Так пахнут сыростью гриба,
И неуверенно, и слабо,
Те потайные погреба,
Где труп зарыт и бродят жабы.

Река больна, река в бреду.
Одни, уверены в победе,
В зоологическом саду
Довольны белые медведи.

И знают, что один обман —
Их тягостное заточенье:
Сам Ледовитый Океан
Идет на их освобожденье.

Николай Гумилёв

*****

Опять Нева заволновалась.
Не нравится все что-то ей!
Из берегов она умчалась,
Разлила воды поскорей.

Зима! И – лед! А ей неймется!
Бушует и волнуется она!
Как будто над людьми смеется…
Иль – отомстить хочет сполна!

– Зачем здесь город? Он мешает…
Хочу спокойно я гулять!
А, коль построен, пусть страдают!
Водой все буду заливать.

Болото было. И – кустарник!
Кулик на кочках отдыхал.
И только одинокий странник
На лодке мимо проплывал.

Еще рыбак… Ловил он рыбу!
В болоте клюкву собирал.
Но город был построен всем на диво.
Но там никто не отдыхал!..

Борьба с водой сжигала силы…
Как город бедный защитить?
Волны дома уже подмыли…
Надо дамбу возводить.

НО мало дамба толку дала.
И рыба стала дохнуть близ неё.
Нева же больше бесноваться стала.
Плохое близ Невы житье.

Водой залиты все подвалы,
Вода бушует у дворцов!
Лишь Петр смотрит с пьедестала
И вспоминает тех «творцов»!

Те зодчие, что здесь творили,
Все капитально возводили.
Все выстоит! Не пропадет!
Когда к нам наводнение придет.

«Ковчег» не надо строить людям!
И брать по паре всех зверей.
Мы думать лучше будем.
И не откроем для воды дверей.

Но то – потом! Сейчас страдаем!
Вода выходит из реки…
Что натворит, пока не знаем…
Открытия ученых – далеки…

Шенкман Юлия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *