Стихи о поцелуе, поцелуях

Стихи о поцелуе и поцелуяхПоцелуй — это прекраснейшее проявление чувства любви. Именно поцелую великие поэты посвятили немало стихов и поэтических эпитетов. Небольшую коллекцию стихов о поцелуе и поцелуях мы представляем в данной статье.

Ну, целуй меня, целуй,
Хоть до крови, хоть до боли.
Не в ладу с холодной волей
Кипяток сердечных струй.
Опрокинутая кружка
Средь веселых не для нас.
Понимай, моя подружка,
На земле живут лишь раз!
Оглядись спокойным взором,
Посмотри: во мгле сырой
Месяц, словно желтый ворон,
Кружит, вьется над землей.
Ну, целуй же! Так хочу я.
Песню тлен пропел и мне.
Видно смерть мою почуял
Тот, кто вьется в вышине.
Увядающая сила!
Умирать — так умирать!
До кончины губы милой
Я хотел бы целовать.
Чтоб все время в синих дремах,
Не стыдясь и не тая,
В нежном шелесте черемух
Раздавалось: «Я твоя».
И чтоб свет над полной кружкой
Легкой пеной не погас —
Пей и пой, моя подружка:
На земле живут лишь раз!

Сергей Есенин

*****

Е в а
Адам! Адам! Приникни ближе,
Прильни ко мне, Адам! Адам!
Свисают ветви ниже, ниже,
Плоды склоняются к устам.

А д а м
Приникни ближе, Ева! Ева!
Темно. Откуда темнота?
Свисают ветви справа, слева,
Плоды вонзаются в уста.

Е в а
Адам! Адам! кто ветви клонит?
Кто клонит, слабую, меня?
В певучих волнах тело тонет,
Твои касанья из огня!

А д а м
Что жжет дыханье, Ева! Ева!
Едва могу взглянуть, вздохнуть…
Что это: плод, упавший с древа,
Иль то твоя живая грудь?

Е в а
Адам! Адам! я — вся безвольна…
Где ты, где я?.. все — сон иль явь?
Адам! Адам! мне больно, больно!
Пусти меня — оставь! оставь!

А д а м
Так надо, надо, Ева! Ева!
Я — твой! Я — твой! Молчи! Молчи!
О, как сквозь ветви, справа, слева,
Потоком ринулись лучи!

Е в а
Адам! Адам! мне стыдно света!
О, что ты сделал? Что со мной?
Ты позабыл слова запрета!
Уйди! Уйди! дай быть одной!

А д а м
Как плод сорвал я, Ева, Ева?
Как раздавить его я мог?
О, вот он, знак Святого Гнева, —
Текущий красный, красный сок.

Валерий Брюсов

*****

Охотник задержал нетерпеливый бег,
Внезапно позабыв о луке и олене.
Суля усталому пленительный ночлег,
Богиня ждет его на ложе томной лени.
Под поцелуями горят ее колени,
Как роза нежные и белые как снег.
Струится с пояса исчтоник вожделений,
Лобзаний золотых и потаенных нег.

Свивая с круглых плеч пурпуровую ризу,
Киприда падает в объятия Анхизу,
Ее обвившему, как цепкая лоза.
И, плача от любви, с безумными мольбами,
Он жмет ее уста горящими губами,
Ее дыханье пьет и смотрит ей в глаза.

Сергей Соловьёв

*****

Вот красно-розово вино,
За здравье выпьем жен румяных.
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст багряных!
Ты тож, румяна, хороша:
Так поцелуй меня, душа!

Вот черно-тинтово вино,
За здравье выпьем чернобровых.
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст лиловых!
Ты тож, смуглянка, хороша:
Так поцелуй меня, душа!

Вот злато-кипрское вино,
За здравье выпьем светловласых.
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст прекрасных!
Ты тож, белянка, хороша:
Так поцелуй меня, душа!

Вот слезы ангельски вино,
За здравье выпьем жен мы нежных.
Как сердцу сладостно оно
Нам с поцелуем уст любезных!
Ты тож нежна и хороша, —
Так поцелуй меня, душа!

Гавриил Державин

*****

Пела песенку девчонка —
Та, что сети починяла.
Поглядела — и прижался
В поцелуе к губкам алым.

Только я тебя увидел,
Вспомнил песенку былую,
Море, сети и девчонку…
Так давай же поцелую!

Генрих Гейне

*****

Полетай, соловеюшко,
На родиму сторонушку:
На родимой сторонушке
Там живала сироточка,
Сирота горемычная,
Моя матушка родимая!

Пусть родная не плачется,
Под окошечком сидючи,
На проезжего глядючи,
Обо мне вспоминаючи!..
Еще я на белом свету
Пуще прежнего люблю ее.

Есть ведь дни, в кои солнышко
С ясным месяцем видятся…
Так настанет и нам денек —
И мы с ней повидаемся:
Наглядимся, насмотримся,
Насмеемся… наплачемся…
Крепко, крепко обнимемся
И досыта нацелуемся!

Цыганов Николай

*****

Уныло в трубах раздаются
Ночного ветра завыванья…
На чердаке, бледны и тощи,
Лежат два бедные созданья.
И говорит одно: «Рукою
Обвей мне крепче, крепче шею,
К устам моим прильни устами,
Согрей меня, я холодею».
И говорит другое: «Если
Любовь в твоем мне светит взоре,
Я забываю стужу, холод
И все свое земное горе».
Они друг другу жали руки,
И целовались, и рыдали…
Порой смеялись, песню пели
И вдруг затихли, замолчали…
Явился утром полицейский
И с ним хирург, здоровый малый,
Для подтвержденья, что на свете
Двух бедняков еще не стало.
И объявил хирург, что холод
В соединеньи с пустотою
Желудка — смерти их считает
Он несомненною виною.
— Из байки нужны одеяла, —
Прибавил он, — зима сурова, —
Потом сказал, что пища тоже
Сытна должна быть и здорова.

Генрих Гейне

*****

Устами всех людей тебя целую.
За всю Вселенную скорбя, целую.
И, растворяясь, исчезает ревность,
когда твое лицо, любя, целую.
За всех: и за обманутых любовью,
и за вкусивших радость бытия —
тебя за всех живущих, за любого,
за каждого из них целую я.

Назрул Ислам

*****

Весенний день горяч и золот, —
Весь город солнцем ослеплен!
Я снова -я: я снова молод!
Я снова весел и влюблен!

Душа поет и рвется в поле,
Я всех чужих зову на «ты»…
Какой простор! Какая воля!
Какие песни и цветы!

Скорей бы — в бричке по ухабам!
Скорей бы — в юные луга!
Смотреть в лицо румяным бабам,
Как друга, целовать врага!

Отпадения в мир сладострастия
Нам самою судьбой суждены.
Нам неведомо высшее счастье.
И любить, и желать — мы должны.

И не любит ли жизнь настоящее?
И не светят ли звезды за мглой?
И не хочет ли солнце горящее
Сочетаться любовью с землей?

И не дышет ли влага прозрачная,
В глубину принимая лучи?
И не ждет ли земля новобрачная?
Так люби. И целуй. И молчи.

Константин Бальмонт

*****

От поцелуев горячих
Ты уронила глаза.
Легкая, как одуванчик,
Гибкая, словно лоза.

Где наша ранняя тропка,
Что заплуталась в лесу?
Ты со щеки своей робко,
Молча смахнула слезу.

Солнце остывшее слепо
Тонет за синим бугром.
Это, наверно, от неба —
Вечер, и ливень, и гром!

Радуга свежие краски
Выплеснула на цветы.
Это, наверно, от сказки —
Молодость, счастье и ты!

Я задыхаюсь от крика,
Падаю в травы, скользя…
Там, где ты шла, земляника
Сладкая — сладкая вся.

Алексеенков Николай

*****

В ее глаза зеленые
Взглянул я в первый раз,
В ее глаза зеленые,
Когда наш свет погас.

Два спутника случайные,
В молчаньи, без огней,
Два спутника случайные,
Мы стали близки с ней.

Дрожал вагон размеренно,
Летел своим путем,
Дрожал вагон размеренно,
Качая нас вдвоем.

И было здесь влияние
Качания и тьмы,
И было здесь влияние,
В котором никли мы.

И чьи-то губы близились
Во тьме к другим губам,
И чьи-то губы близились…
Иль это снилось нам?

Валерий Брюсов

*****

Приснилось: я тебя целую,
испуганную, молодую,
рукой по сердцу провожу,
твержу единственное слово —
зову по имени и снова
зову по имени, и снова
губами губы нахожу.

И вот в тот миг я оступаюсь,
и слепну, и, не просыпаясь,
скольжу и падаю на дно.
Открыв глаза, лежу в покое,
и утро белое, пустое,
и утро белое, пустое
прощальным холодом полно.

Саид Акль

*****

Я плакал на заре, когда померкли дали,
Когда стелила ночь росистую постель,
И с шепотом волны рыданья замирали,
И где-то вдалеке им вторила свирель.

Сказала мне волна: «Напрасно мы тоскуем», —
И, сбросив свой покров, зарылась в берега,
А бледный серп луны холодным поцелуем
С улыбкой застудил мне слезы в жемчуга.

И я принес тебе, царевне ясноокой,
Кораллы слез моих печали одинокой
И нежную вуаль из пенности волны.

Но сердце хмельное любви моей не радо…
Отдай же мне за все, чего тебе не надо,
Отдай мне поцелуй за поцелуй луны.

Сергей Есенин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *