Стихи про бога Гефеста

Стихи про бога ГефестаНа светлом Олимпе, у Геры и Зевса родился сын «божий» — Гефест.
О том, что родился он слабым и хилым, молва пролетела — окрест.
Схватила великая Гера ребенка и сбросила сына с горы.
Упал на далекую землю сын «божий» и мать не видал — до поры.

Несчастный ребенок по воздуху несся, в безбрежное море упал.
Его подхватила в воде Эвринома, и в грот он лазурный попал.
Вдвоем с Эвриномой поймала ребенка, Фетида, дочь старца Нерея.
Воспитывать взялись богини Гефеста, заботы и сил не жалея.

Гефест обучался кузнечным ремеслам, художником стал «бог» Гефест.
И слава о мастере дивном, искусном, сильней загремела окрест.
Он выковал множество дивных изделий из золота и серебра.
И их подарил Эвриноме с Фетидой, несущих так много добра.

Услышал Гефест про «богиню» Олимпа, свою настоящую мать.
Решив отомстить ей, он сделал подарок: стал хитрое кресло ковать.
С чистейшего золота, хитрое кресло в подарок Гефест смастерил!
И матери Гере, царице Олимпа, художник Гефест подарил.

Увидела чудное кресло «богиня», в него поспешила присесть.
И мать поняла, что в чудесном подарке таились Обида и Месть.
Опутали Геру незримые путы, сковали «богиню» они.
Видать, наступили на светлом Олимпе для Геры печальные дни.

И поняли «боги», что сделал все это обиженный Герой Гефест.
Послали гонца, и к брегам океана спустился с Олимпа Гермес.
Пронесся Гермес над землею и морем, явился он в грот под водой.
Поведал он про материнское горе, но — сын покачал головой.

Гермесу на помощь явился Дионис, поднес он Гефесту вина.
Кузнец выпил чашу, одну и другую, и третью «бог» выпил — до дна.
Гермес и Дионис подняли Гефеста, взвалили его на осла.
Вдвоем привезли на Олимп сына Геры, не зря ведь заслали посла.

Гефест захмелел и забыл про обиду, и освободил свою мать.
Остался он жить средь «богов», на Олимпе, и все перестали страдать.
Построил «богам» золотые чертоги кузнец и художник Гефест.
Себе, на Олимпе, из золота, так же, он выстроил дивный дворец.

Живет в нем Гефест со своею женою, прекрасной Харитой своей.
Великий художник, кузнечным искусствам Гефест научил и людей.
Создал себе кузню в прекрасном дворце он. В углу — горн и мЕхи с огнем.
У двух наковален, у горна с мехАми, Гефест там работает днем.

Копченый от пыли и копоти, в кузне шедевры Гефест мастерит.
Окончив работу, омыв пыль и копоть, на пир он с «богами» спешит.
Приветливый, добрый сидит он с ЗевЕсом, а рядом сидит его мать.
Гефест приглушает все ссоры со смехом, он любит нектар разливать.

Гефест может быть и суровым и грозным, могучих гигантов он бил!
Великие воды — СимОнса и КсАнфа, огнем он под Троей смирил.
Карает он грозно, но тут же бывает приветлив и ласков для всех.
Велик «бог» огня, веселит на Олимпе, родителей, милый Гефест!

Олейникова Лидия

*****

Ахейские сказания. Гефест

Гефест — бог ковки и огня,
Трудился, молотом звеня.
Он Зевса сын и Геры сын,
Ему вовек неведом сплин,

Всегда при деле — оттого
Дурными мыслями его
Не омрачается чело —
Пусть труд нелегок — ничего!

Миролюбив, трудолюбив.
Заботлив к ближним, незлобив.
Тепло и нежно любит мать,
Один умеет усмирять

Порывы ярости ее,
Ее обиды и нытье…
И сам обиды не таил
На мать.. Хотя малюткой был

За некрасивые черты
С Олимпа, с горней высоты,
Заброшен ею в Океан…
По счастью не погиб, но ран

Хватало… Исцелять взялись —
(По счастью, рядышком нашлись) —
Фетида с Эвриномой: Им
Богиням трепетным, морским —

Упавшего Гефеста жаль…
Уплыли с ним в такую даль,
Где отыскать никто не мог…
Их попеченьем бедный бог

В подводном гроте исцелен,
Воспитан, делом закален…
Хотя и был он некрасив,
Но в деле поднабрался сил.

Освоил ковки ремесло —
И преуспел в нем… И пошло…
Без счета диадем, серег
Сковал мастеровитый бог

Для воспитательниц своих…
Навечно он любимец их,
Художник в трудном ремесле —
И отсвет горна на челе…

В нем сил — немерянно… Мослы —
И мышца… Он в узлы
Стальные полосы вязал…
Хоть ростом был скорее мал,

Приземист и коротконог…
Да, не красавец… Славный бог!
Таил на мать священный гнев…
Отмстить богине восхотев,

В подарок кресло ей послал
Чудесной красоты… Ковал
Его он дольше, чем всегда…
Присела Гера — и — беда! —

В капкане очутилась вмиг…
По всей Вселенной Герин крик
Разнесся, но помочь никто
Не в силах… Сын казнил за то,

Что мать жестокая его
Обидела… Так кто-кого?
боги силятся разжать,
Но путы прочно держат мать…

— Скорей пошлите же за ним!
Гермес отправлен. Он — незрим —
И ветра легкого быстрей…
— Однако ты жестоко с ней…

Подумай, ведь она же мать!
— Мать! Как мне больно вспоминать…
— Обиду в сердце не таи,
Прости и отпусти… — Твои

Меня не трогают мольбы…
— Поверь, не осложняй судьбы…
Она тебя пока хранит,
Но коль рассердится Кронид…

— Нет, не удастся запугать…
Из пут ее освобождать
Не стану… Так пусть и сидит…
Гермес любого обхитрит,

Гефест же простоват, как гвоздь…
Вот с ним не вышло на авось…
Причал на помощь Дионис…
— И ты, и ты — охолонись!

Вот, я кувшинчик прихватил…
Нальем по чаше… — Вкусно!.. Пыл
Обид в Гефесте угасал…
Брат брата щедро угощал

Чудесным молодым вином…
Гефест возрадовался… В нем
Растаяла обиды боль…
— Ну, мать освободишь? Изволь!

Для брата я на все готов…
— Тогда — вперед, не тратя слов…
— Не держат ноги… Вот дела!
— Держись! Подсадим на осла…

Его Гермес и Дионис
Держали, чтобы — пьяный — вниз
Не рухнул… А Гефест дремал…
Кривлялся рядом и плясал

В хмелю буянивший сатир…
Досталось всем вина… На пир
Позвали боги и менад…
Гермес очухивался взгляд

Их пляски в стороне ловил…
Он улыбался… Словом, был
«Хорошим», «тепленьким» Гефест…
Олимп… Неуловимый жест —

И Гера освобождена…
Просить прощения она
Не стала… Но не стала злей…
А в нем любовь проснулась к ней,

Жалел страдающую мать,
Жалея, стал и понимать,
Пылал к ней лаской и теплом…
В тот раз меж мамой и отцом,

Предотвращая ссору, встал,
Увещевал их, примирял,
И, наступая на отца,
Стоял за маму до конца,

Чем злобно Зевса возбудил…
Тот сына за ногу схватил
И вышвырнул с Олимпа прочь
— Коль сын таков, то лучше б дочь!

Полет тот длился полный день.
Когда легла ночная тень,
На остров Лемнос он упал,
Да так, что остров задрожал.

Его, гулявшая окрест,
Нашла богиня этих мест
Федея — был побит, разбит,
Обижен… Начудил Кронид…

Нельзя ж бедняге пропадать…
Пришлось Федее врачевать
Все переломы, синяки,
Ушибы, раны, позвонки…

Зевс за собой не знал вины —
Все уступать ему должны.
Перечить же никто не смей —
— Так будь, Гефест, вперед умней!

Гефест отцом своим прощен,
В сонм олимпийцев возвращен,
Но, став увечным, впредь ходил
Неловко и коряво… Был

Могуч он станом, руки — сталь!
Ногами же бессилен… Жаль!
Но духом тверд и ясен ум…
Итогом напряженных дум

И вдохновенного труда —
Два робота… Его туда,
Куда стремится, подведут,
Ни в чем его не подведут…

Ковал их много дней с утра
Из золота и серебра…
Тот — с правой, с левой — тот — ноги —
Помощники, а их мозги —

Из шестерен и рычажков,
А из-за жестких языков
Их речь замедленна, трудна,
Но всем понятна и ясна.

Они Гефесту день-деньской,
Прислуживают в мастерской.
Двенадцать тронов для богов
С их помощью ковал… Таков

Гефест, погубленный отцом —
Чудесный, добрый… Храбрецом
Был, восставая на отца,
И позже не терял лица.

Не знает никогда ленцы…
Построил он богам дворцы,
Дворец построил и себе,
Где жил, наперекор судьбе

С Харитой — счастливо… Кузнец
Возвел и кузницу… Творец
В ней, где полно его чудес,
Проводит дни… Слыхать с небес

Удары молота его…
Что видим в кузнице? Чего
Вы здесь хотели бы узреть?
Громадна наковальня… Греть

Металлы — горн, мехи… Одним
Отличны: стоит только им
Негромко бросить: — Раздувай! —
И заработают… Взирай:

Медь раскалилась добела —
Работа славная пошла…

Ковал оружие богам,
Браслеты и колье для дам
Еще он горны раздувал
В вулканах, где огонь пылал.

И здесь не надобны меха:
Циклоп, надувшись, выдыхал
Весь воздух через трубку губ —
И пламени вздымался клуб —

И раскалялся вмиг металл…
Здесь к молоту циклоп вставал,
Гефест показывал, куда…
Размах, чудовищный удар —

По сторонам на сотню миль —
Землетрясенья, искры, пыль
И шум, что убивает слух…
И только тот, в ком крепок дух,

Способен к этому труду:
Похожую на грязь руду
Спекать, раскатывать, ковать,
В готовом виде выдавать

Под восхищение зевак
То, без чего богам — никак!
Вот потому Гефест любим
И каждый пообщаться с ним —

Где пламя, шум, металл и чад,
Его проведать в кузне рад.
Стоят, любуются трудом
Гефеста-кузнеца… Потом

Спешат Гефесту заказать,
Кому что надобно, сковать.
Когда любимая жена —
Она к увечному нежна —

Идет к властителю огня
(От сажи длинный шлейф храня),
Гефест ей выложит на стол
Перстней и диадем штук сто —

С особым тщанием творил
Для той, которую любил.
В поту и копоти Гефест,
Но он творит… Не надоест

Рождать прекрасное творцу,
Хромому богу-кузнецу…
Рождалась от его огня
Несокрушимая броня,

Оружье для больших побед —
(Для подлостей оружья нет), —
Браслеты, кольца, серьги той,
Что с ним делилась красотой

И нежностью… Ковал, творил
Златые блюда, кубки… Был
Им уважаем Дионис…
Кует для брата — (Не Ленись!

Подстегивает сам себя
Чудесный кубок… Лишь любя
Такое можно сотворить…
— Готово! Можно и дарить!

Смыл в благовонной ванне пот.
Переоделся и идет
К отцу на Олимпийский пир…
— Прими, брат, чтоб отныне пил

Из кубка нового нектар
С вином твоим… — Бесценный дар!
— Позволь же, сам я и налью…
— Налей и мне!… И мне — в твою

Златую чашу… — Мне не в труд,
Мне радостно быть с вами тут…

Но грозен был Гефест порой
В жестоких схватках. Он — герой…
Неукротим в нем ратный дух…
Он даже и небесных двух

Сильнее ратников иных,
Включая Ареса… А их,
Кто враг Гефесту, мне не жаль…
Хочу, чтоб он и впредь сражал

Тяжелым молотом врагов,
Сжигал огнем их и оков
На них набрасывал бразды…
Пусть всех носителей беды

Бог-справедливец победит…
Вот он пред Троею стоит —
Бушуют Ксанф и Симоис…
Едва он показался близ

Мятежных и недобрых рек —
И молотом взмахнул — их бег
Мгновенно злобный усмирен…
Едва ль кто так могуч, как он…

Невыразимый бог Гефест —
О нем читать не надоест…
Еще о нем поговорим,
Пока ж помыслим, погрустим…

Венцимеров Семен

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *