Стихи про Габон

Стихи про ГабонВ центре Африки, у моря,
Там, где слышен рокот волн,
Африканские просторы
Приглашают нас в Габон.
Принимая приглашенье,
Углубляемся в леса,
Где приводит в изумленье
Всех нас яркая краса.
Всюду тень, куда не глянем,
Горы, реки — без конца.
Звери редкие пред нами
Всюду радуют сердца:
И слоны, и обезьяны,
Антилопы, леопард,
И гориллы-великаны,
И гиен большой парад.
Крокодилы, бегемоты,
Змей коварных длинный ряд. —
Ох, опасные широты! —
Тренируй в походе взгляд.
Соблюдая осторожность,
Пробираемся к горам. —
Здесь, на юге, есть возможность
К небесам подняться нам.
Рек густая сеть нам дарит
Виды чудные. Средь них
Огове в лесной оправе
Вызывает в сердце стих.
Хороша! Вода струится
Между гор и в океан
Влить себя быстрей стремится,
Раз такой маршрут ей дан.
Что ж, пора по ней спуститься —
Надоела мошкара,
И цеце желает впиться.
Живо в лодки и — ура! —
Кто быстрее к океану
Атлантическому — вмиг,
С ветерочком. Утром рано,
Зрим его рассветный лик.
Здесь, под шум волны, на пляже
На песочке золотом
С удовольствием приляжем
И немного отдохнём.
Кто захочет, тот в столицу
Сможет даже заглянуть:
Либревиль нас ждёт — стремится
Дверь широко распахнуть.
Сев на лайнер, мы помашем
Краю этому рукой
И, конечно, дружно скажем:
«До свиданья, дорогой!»

Тяптин Владимир

*****

Вы сказали мне неблагосклонно:
«Никуда я с вами не пойду».
Ничего! Диктатором Габона
Стану я в намеченном году.

И сорву тогда я недовольство
На исчадиях родной земли:
Вырежу российское посольство,
Стану нападать на корабли.

И российских мирных капитанов,
Летчиков, геологов, врачей
Я отдам под рокот барабанов
В руки чернокожих палачей.

Не меня ответ ваш неучтивый
Оскорбил, — жестоко оскорблен
Оказался свободолюбивый
Мужественный маленький Габон.

Волю дав обиженному сердцу,
Осушу я стопку «Баллантайн»
И взреву: «Вот я задам вам перцу,
Руссиш шайзе! Шнель, ферфлюхтер швайн!»

И махну рукой корреспондентам:
Пусть снимают для телепрограмм,
Как иду ожившим монументом
Я к готовым сложенным кострам.

Как с ухмылкой вынимаю спичку
И кричу: «Пусть русская родня
В вашей гибели винит москвичку,
Некогда отвергшую меня».

Под несчастным хворост поджигаю
И взываю к мужеству его:
«Что орешь? Тебе несладко, знаю,
Ну а мне-то было каково?

Пять минут пожарься, дурачина,
И твои мученья позади,
Мне ж носить придется до кончины
Пламень страсти в собственной груди.

Как не стыдно! Хнычете, как дети!
Не одни вы жаритесь живьем:
Пострашнее всех костров на свете
Пламень в сердце бесится моем».

Повернусь и рявкну в объективы:
«Много душ я загублю в огне,
Если клика путинская живо
Не пришлет обидчицу ко мне.

Повторяю: дурой неучтивой
Был не я жестоко оскорблен,
А в моем лице — трудолюбивый,
Гордый и воинственный Габон.

Не советую сопротивляться:
Жизни и здоровья не щадя,
Все габонцы как один сплотятся
На защиту своего вождя.

Со старинной доблестью габонской
Нация подхватит мой порыв
И стеною встанет вавилонской,
Вековые распри позабыв.

Повторяю для тупых Иванов:
Был не я жестоко оскорблен,
А в моем лице — страна вулканов,
Твердый и решительный Габон».

Ясно, что с разгневанным Габоном
Русским совладать невмоготу.
С музыкой, с гвардейским батальоном
Вас проводят в аэропорту.

Будут в Шереметьеве напрасно
Скорбные родители рыдать;
Жириновский скажет: «Как прекрасно
Дочь на благо Родины отдать!»

И всю ночь в угаре ожиданья
Буду я метаться на кошме
И сценарий страшного свиданья
Вновь и вновь прокручивать в уме.

Добрынин Андрей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *