Стихи про глухаря

Стихи про глухаряГлухарь, расправив пышный хвост,
Крылами чертит круг.
Глухарь не прост, совсем не прост
В охоте на подруг.
И брачный танец глухаря —
Другим самцам урок:
Придет потом и их пора,
Вот только выйдет срок.
Бормочет свадебный мотив —
Кругами по заре.
Ах, до чего же он красив
В рассветном серебре!

Репин Владимир

*****

У него хороший слух,
Но когда токует, — глух!
Можно даже, говорят,
Взять руками глухаря.

*****

Выдь на зорьке и ступай на север
По болотам, камушкам и мхам.
Распустив хвоста колючий веер,
На сосне красуется глухарь.

Тонкий дух весенней благодати,
Свет звезды — как первая слеза…
И глухарь, кудесник бородатый,
Закрывает желтые глаза.

Из дремотных облаков исторгла
Яркий блеск холодная заря,
И звенит, чумная от восторга,
Зоревая песня глухаря.

Счастлив тем, что чувствует и дышит,
Красотой восхода упоен,-
Ничего не видит и не слышит,
Ничего не замечает он!

Он поет листву купав болотных,
Паутинку, белку и зарю,
И в упор подкравшийся охотник
Из берданки бьет по глухарю…

Может, так же в счастья день желанный,
В час, когда я буду петь, горя,
И в меня ударит смерть нежданно,
Как его дробинка — в глухаря.

Кедрин Дмитрий

*****

Выткался на озере алый свет зари.
На бору со звонами плачут глухари.

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.
Только мне не плачется — на душе светло.

Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог,
Сядем в копны свежие под соседний стог.

Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.

Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.

И пускай со звонами плачут глухари.
Есть тоска веселая в алостях зари.

Есенин Сергей

*****

Я был в тайге. Я мёрз не зря:
В тайге я видел глухаря.
Он весь — от клюва до хвоста —
Был в напряженье взлёта.
И снег летел, как от винта
Большого самолёта!

Белозеров Тимофей

*****

Черный веер хвоста, дуг надбровных рубины,
по бокам, словно латы, два сильных крыла,
когти как у орла, клюв почти ястребиный
мать-природа ему все с избытком дала.
Научила негромкой, но трепетной речи…
И могучим сумел он себя осознать!

И остался навеки на диво беспечен:
кто там, что там внизу наплевать, наплевать!..
Стают снеги в лесу, устоится погода,
Он, доверясь привычной ему высоте,
древний стих основателя, может быть,
рода бормотать начинает еще в темноте: Тэк-тэк-тэк!
Запрокинуто жаркое горло,
черный веер распахнут во всю ширину,
и расстегнуты латы, и выгнута гордо
грудь в ревнивую, в чуткую ту тишину. Тэк-тэк-тэк!..
Пусть расколется небо и треснет под сосною земля!
Для него до поры в мире нет ничего,
кроме собственной песни и томительной этой любовной игры.
Но на деле ах, столько веков миновало!
в мир давно уж на смену бесшумной стреле громовые,
литые пришли самопалы сто смертей,
коль без промаха, в каждом стволе!
Ну а он все поет… Он, как прежде, бормочет
Стих свой древний и слеп в это время, и глух.
И шаги отмеряет к нему между кочек смерть…
И носятся в воздухе перья да пух, где упал он.
Краснеет брусничинкой спелой в клюве капелька крови…
Бледнеет заря. Не ошибся счастливый охотник прицелом:
очень точно направил смертельный заряд!
Подошел: Ух красавец! и поднял, помешкав,
Крылья в сторону сразу: Не птица, а царь!
И, качнув головою, добавил с усмешкой:
Но глухарь! Удивительный просто г л у х а р ь!

*****

Фазановых семейка, отряд — курообразных,
Ест хвою, как индейка, да насекомых разных.
Тяжеловат в полёте — шумит, когда «взмывает»,
К тому ж про осторожность, токуя, забывает.
(Глухарь)

*****

Поздней стылою порой
На опушке на лесной
Птицы в тёплые края собирались,
Да, по-птичьи меж собой перекликались.
Свистят!..
Пищат!…
Галдят!..
Орут…
— А здесь ли все?!. А все ли тут?..
Пятнадцать…
Сто…
Сто двадцать…
Двести…
Пересчитайтесь…
Все на месте?..
Взлетим, когда взойдёт заря…
— Постойте!..
Нету Глухаря…
Друзья!
Найти его!..
Вперёд!..
Немного стая подождёт…
Отложим мы отлёт не зря,-
Разыщем друга-Глухаря.
Ведь, дружба — то, чем мы живём…
Скорей!.. Скорей за Глухарём!..

Утки, гуси, журавли
Оторвались от земли,
Что б отставшего,
Чтоб пропавшего
В стаю поскорей вернуть,
И всем вместе двинуть в путь…

А Глухарь в таёжной пуще —
В кедраче орешки лущит.
На кедре сидит,
Не голоден — не сыт.
Клювом скрипит,
Скорлупа вокруг летит.

Эй, дружище! — кличут птицы,-
Нам пора поторопиться.
В тёплые края летим мы.
Там сытней гораздо зимы…
Много комаров и мух…
Полетим скорее, друг!..
А Глухарь в ответ:
— Ну, нет!..
Не закончил я обед.
Мне лететь туда не к спеху,
Ведь, полно в лесу орехов.
Неужели всё бросать?..
Не хочу я улетать!..
В этом я не вижу толку.
Хватит мне еды надолго.
Вы ж летите, коль прижало, —
Мне и здесь еды не мало…

— Что ж, неволить мы не станем…
Ведь, ты сам покинул стаю.
Ну, прощай, Глухарь!.. Пока…
И вспорхнули в облака.

Это ж надо?.. Фу, ты -ну, ты, —
Говорит петух надутый.
Чем гордятся? — Не пойму…
Легче выжить одному.
Мне достанутся все шишки…
Улетайте прочь, глупышки.
Есть еда, и есть вода…
Не страшны мне холода!..
И без дружбы, — говорю,-
Жить прекрасно Глухарю.

Скорлупою дни летели.
То затишье, то метели…
Всё бы, вроде, — ерунда…
Но не радует еда…
Скучный день… пустая ночка…
Надоело в одиночку
По тайге ему бродить
Да орешки шелушить…
Не пугает злая вьюга,-
Просто, — холодно без друга.
Не страшат его морозы,-
Жгучие разъели слёзы
Глухарю глаза жестоко…
Стал гордец наш краснооким.

Новой тайны не откроем:
Он друзей обидел зря…
Стали брови цвета крови
На века у Глухаря.

Ливада Eвгений

ДзенFacebook Twitter Pinterest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.