Стихи про парусный спорт

Стихи про парусный спортВ парусном спорте суда в разном классе
Гордо, как лебеди, клином плывут.
Путь треугольником ждет их на трассе,
К цели яхтсмены упорно идут.
Волны плывущих неспешно качают,
Гонит суда свежий ветра порыв.
Ясно его игроки ощущают,
Жаждут уйти в непомерный отрыв.
Яхты друг друга преследуют рьяно,
Вихрем, сопернику в спину дыша.
Блещут суда видом складного стана,
Вторит в такт волнам яхтсмена душа.
Трассы длина — ориентир на погоду,
Ветер, теченье и суден число.
Парус, прельстивший в союзники воду,
Четко покажет свое ремесло.

*****

Яхты — гусиные перья
Издалека нам напомнят.
Пишет так ими теперь ли
Ветер один под наклоном?

То алфавит свой городит,
Видимый лишь с дирижабля.
То в небесах верховодит,
В брызгах морских отражаясь.

То амперсанд залихватски
Каплей напишет чернильной.
Солнце пылает так адски
В море то красном, то синем!

Кто разберет этот почерк,
Стертый в мгновение ока?
Что за трактат это, очерк?
Чья там мелькает футболка?

Кто там гигантской рукою
Рукопись правит небрежно?
Скоро ли с новой волною
Письма прибьет к побережью?

Сколько их там! Словно Гоголь
В повести вывел какой-то
Разом чиновников столько,
Сколько не видел я сроду.

Но меж гусиных тех перьев
Вдруг появились павлиньи:
Только в бинокль теперь я
Вижу яхтсмена в приливе

Сил, будоражащих парус,
В волны бросающих яро.
Словно рукой его ярость
Правила с песнею в паре.

Спросишь меня, где я видел
Яхты, что с перьями схожи?
Кто ты, души моей зритель?
Я лишь листал осторожно

Глянцевый старый журнальчик.
Что образец дал регаты.
Выдумщик я и обманщик,
Видевший в полах халата,

В шторах, колеблемых ветром,
Как и в белье на веревке —
Парусный спорт дивный этот,
Отдых в раю по путевке.

Лукашенков Евгений

*****

Под парусом белым
В обнимку с мечтою
Летит твое судно
И спорит с волною.

Навстречу удаче
Островам и кострам,
Рассвету и ночи
Спешит капитан

Румпель сжимая,
Смотрит он вдаль,
Делит с верным матросом
Свою грусть и печаль.

И в солнце, и в дождь
Своей твердой рукою
Ведет он судьбу
И меня за собою.

*****

С одним сухариком во рту(другой в карман заначат)
Сижу и мокну на борту — открениваю, значит.
Придумали себе херню — все эти гонки, перегрузки…
А мне бы дали лучше ню — ну, бабу голую по-русски.
В нее бы я вложил сноровку, не то что в этот онанизм.
Ведь, слава Богу, не веревка, а теплый женский организм!
При тусклом пламени свечи с ней тет-на-тет в уютной спальне…
А капитан с кормы кричит — завелся гражданин начальник.
Ему бы малость подлечиться — а он: «Спинакер поднимать!»
Я весь промерз, мне помочиться — и то не хочется вставать.
А этот тип опять воняет: «Давай, вставай! Давай, вирай!
Противник, видишь, догоняет!» Какой противник? Ни хрена!
Да мы ему вчера, в начале пять миль отрыва накачали,
И сутки, как идем одни… Смотрю, а по корме — огни!
Вот-вот, того гляди догонит! И мокрый фал обжег ладони.
Хлопок! Спинакер встал. За брасы! Ну, кто там хочет погоняться?
Внимание — на парусах! Но что-то мечется в глазах
Недораздетая бабенка… Кыш, кыш отсюда! Видишь — гонка?

Воропаев Владимир

*****

Надувание щёк
повышает их парусность,
На сантиметры,
а дальше осталось
Подставиться ветру,
и быть тебе первым.

Грачев Сергей

*****

Заиндевел пейзаж окрестный.
От холодов сойдешь с ума.
Как говорил поэт известный,
Пришла волшебница-зима.
Все — в черно-белом варианте:
На месте кроны — голый ствол.
Не восторгайтесь, перестаньте!
Какое, к черту, волшебство!
На Волге лед, и снег глубокий,
Метель гудит, как на полях…
Застыла яхта на кильблоке,
Как инвалид на костылях…
Век до весны. А я уже
Вконец извелся, как в неволе.
Пойти, с тоски напиться, что ли?
Уж больно гнусно на душе…

Воропаев Владимир

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *