Стихи про револьвер

Стихи про револьверТы — честный, простой револьвер,
Ты сжился с солдатским матом.
Тебя ли сравню, мой лев,
С капризником автоматом!
Ты — в вытертой кобуре,
Я — в старой солдатской шинели…
Нас подняли на заре,
Лишь просеки засинели.
Сближались ползком в лугах,
И вот пулемет судачит.
Подпрыгивает кулак
Стремительною отдачей.
Поклевывало. Выковыривало.
Разбрызгивало мозги.
Как будто со всей Сибири
В овраг наползли враги.
Но выход из смерти узок:
Как овцы прижались к тыну.
— Музыки!
Без музыки не опрокинут!

Несмелов Арсений

*****

Похоже меня опять обманули!
А может быть я обманут собой…
И правда мне режет мозг, словно пули.
А чей револьвер-то? Твой или мой?
Была моей музой раньше наивность,
И спутницей верной всюду была.
И этим вот муза со мной расплатилась?
В правом виске дымится дыра.
Я режу слякоть медленным шагом,
А свет фонарей все мучает лед.
Там сверху купол из дыма и пара,
Там космос пустой совсем не поет.
Я глупый, наверно, верю я книжкам
И фильмам, что видел точно не раз.
Завидовал, каюсь, людям уж слишком
Я тем, кто рыдает горько сейчас.
Не знаю совсем, во что теперь верить.
Но выяснить я попробую сам.
Ответы лежат за запертой дверью.
Вся правда проста: крути барабан.

Силинский Алексей

*****

Я привыкаю быть скрученным в сферы
Угольной пыли, селитры и серы.
Я примерзаю к зеркалу
Полированной стали крохотным телом
Изъеденным молью…
Я проживаю в стволе револьвера
В белой горячке плюющего кровью,
Дары приносящего белым снегом…
Не дай бог курок сорвётся пьяный,
Боек ударит в спину больно…
Телеграммы
Да жертва в белом платье…
Да я на память
В шкафу у чьей-то мамы…
Господи, дай мне сил заклинить в чёрном дуле!
Я не хочу…
В круглом окошке пастушки до лели
Тем, кто не знает вероятной цели —
Голое стоянье под радугой.
Сектор обстрела, инструкции кратки.
Металлическим лязгом голоса сзади —
А ну, полетели…
Я упираюсь жареным мясом
В четыре винтом нарезные канавки…
Господи, дай мне силы!
Господи, дай мне силы
Заклинить в чёрном дуле…
В чёрном… Я не хочу…
Лечу…

Веня Д’ркин

*****

На столе, железный он,
Лежит и смотрит на меня.
Но не раздастся его звон,
Пока я не спущу курка.
Нельзя словами передать,
Как больно мне в душе.
Себя хочу я наказать,
От жизни я устал уже.
Несправедлива жизнь,
И с болью невозможно жить.
Судьба мне говорит «держись»,
Но палец не могу остановить.
И вот, в руке уже,
Приставлен он к веску.
Но кровь моя и на ноже,
Еще чуть-чуть и пулю я пущу.
Пришел мой час, и палец давит на курок.
Жизнь, прощай, мне не смеяться больше между строк.

Молчанов Тимур

*****

Запутавшись в сетях у дикой жизни,
Увязнув в паутине отношений,
С ножом к нему пристали и загрызли,
И требовали ясности решений.

Не выдержал он натиска давленья.
И душу растопивши в кислоте,
Замыслил вот такое преступленье —
Убить любовь в угоду красоте.

Он обернулся сталью, револьвером.
По пуле в каждый глаз, чтобы ослепла.
И не смотрела как на лицемера.
И чтобы больше никогда из пепла

Не воскресала. И по пуле — в уши,
Чтобы оглохла, не внимала ласке,
Обману, лжи. Чтоб не терзала душу,
Чтобы не верила наивная той сказке,

Что создал. Пулю в рот, чтобы молчала.
Не упрекала, не звала, не изводила.
И пулю в сердце, чтобы не летала,
И чтобы навсегда песок-могила.

И чтоб совсем уже не возродилась —
Контрольный в мозг и брызги на стене.
Вот так, любовь, с тобою поступили.
Но почему же револьвер застыл в окне?

Тарина Милари

*****

Быть может, в болотном Бенгале,
Где все превращается в прах,
Быть может, в горах Трансвааля,
Быть может — в афганских горах,

У черных суданских колодцев,
На быстрой бирманской реке —
Однажды тебе доведется
Стоять на кровавом песке.

Стоять, как на том эшафоте,
Свое проклинать удальство,
Ведь сильные люди напротив,
А рядом с тобой — никого.

Откушав несвежий лишайник,
Падет боевой дромадер,
Конь может споткнуться случайно,
И ноги сломать, например.

Твой номер шестой, а не первый,
Быть может и вовсе шестьсот,
К тебе не подтянут резервы,
И помощь к тебе не придет.

Забудь про линкор или крейсер,
Внезапно застрявший в пути,
На друга в бою не надейся —
Он может тебя подвести.

Когда на окраине света
Вам рядом придется стоять,
Он может удрать незаметно,
И даже цвета поменять.

Забудь про товарищей тыщи,
И прочие сотни химер,
Ты друга верней не отыщешь,
Чем твой боевой револьвер!

Он только, лежавший в кармане,
В последний решительный час
Тебя никогда не обманет,
Тебя никогда не предаст!

Забудь арбалеты и пики —
В отставку отправлены в срок,
Залит в нержавеющий никель
Тяжелый британский «Бульдог»!

Сошел не с конвейерной ленты —
Ручная работа и план,
Системы «Веблей» или «Трентер»,
«Бленд-Прайс» или даже «Варнан».

А может — системы Франкотта,
Лежавший на дне кобуры,
Где дверца Абади — ворота,
Ворота в другие миры!

С тобой через воды пожарищ,
И медные трубы прошел,
Твой самый надежный товарищ —
Заботься о нем хорошо!

Накладки из черной резины
Скрепи крестовидным винтом,
Корми его маслом машинным,
И самым отборным свинцом.

Свинец окольцован оправой
(Ее протереть не забудь!) —
Цилиндры из медного сплава,
На донце — гремучая ртуть.

Считай их, за дверцей Абади:
Раз, два, три, четыре, пять, шесть.
Есть адрес на каждом снаряде,
На пуле — тем более есть!

Чей адрес на твердом бауле,
Куда упакована смерть?
Кому предназначена пуля,
Куда ей сегодня лететь?

Куда, за раскатами грома,
Снаряд бронебойный ушел?
В туннель из блестящего хрома,
Известный под именем «ствол».

Калибр — легко испугаться,
Покой потерять насовсем,
На глаз — миллиметров тринадцать,
Точнее — двенадцать и семь,

Полдюйма — дрожать заставляют
Небес и земли существо,
Полдюйма всего отделяют
От смерти врага твоего!

Но помни, вступающий в битву:
Крючок спусковой нажимай
И только одну лишь молитву
Всегда и везде повторяй,

Запомни молитву простую,
Всегда повторяй и везде:
Врагу — предпоследнюю пулю,
Последнюю пулю — себе!

Адам Линдсей Гордон

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *