Человек устроен из трёх частей — Даниил Хармс

Человек устроен из трех частей,
из трех частей,
из трех частей.
Хеу-ля-ля,
дрюм-дрюм-ту-ту!
Из трех частей человек!
Борода и глаз, и пятнадцать рук, Читать далее «Человек устроен из трёх частей — Даниил Хармс»

Во второй половине двадцатого века — Евгений Долматовский

Во второй половине двадцатого века
Вырастает заметно цена человека.
И особенно ценятся мертвые люди.
Вспоминают о каждом из них, как о чуде.
Это правда, что были они чудесами,
Только, к счастью, об этом не ведали сами.
Но живые в цене повышаются тоже,
Это знают —
Особенно кто помоложе. Читать далее «Во второй половине двадцатого века — Евгений Долматовский»

Ода на неистовства людские — Иван Хемницер

Воображая прямо свет,
Ужасен мне он становится,
Что добродетели в нем нет,
Что всюду зло лишь только зрится.
Мы люди — и губим людей,
Затеи злы — против затей,
И зло от нас и к нам стремится. Читать далее «Ода на неистовства людские — Иван Хемницер»

Человек пешком идет по земле — Владимир Солоухин

Человек пешком идет по земле,
Вот сейчас он правую ногу
Переставит еще на полметра вперед.
А потом — еще на полметра вперед
Переставит левую ногу.
Метр — расстояние.
Километр — расстояние.
Шар земной — расстояние. Читать далее «Человек пешком идет по земле — Владимир Солоухин»

травка зеленеет солнышко блестит

травка зеленеет
солнышко блестит
отгулявший отпуск
человек грустит

борго

Бывает, человек — не альманах

Бывает, человек — не альманах,
Но с норовом из самой твёрдой стали.
И если говорит он миру «Нах!»,
То мир идёт куда его послали…

На перроне горят фонари допоздна — Николай Добронравов

На перроне горят фонари допоздна.
Мчатся мимо экспрессы и ветер…
Он весь вечер сидит и сидит у окна —
Человек в станционном буфете.

Кто ему это место его указал?
Есть ли где-нибудь братья и дети?
Безымянный поселок. Пустынный вокзал.
Человек в станционном буфете. Читать далее «На перроне горят фонари допоздна — Николай Добронравов»

Тупая боль в груди — учитель века

Тупая боль в груди — учитель века,
Извечный спутник слёз и нервной дрожи.
И если боль не учит человека,
То он не просто глуп, а безнадёжен.

Любовь Козырь

Отрывок (Три ночи я провел без сна — в тоске) — Михаил Лермонтов

Три ночи я провел без сна — в тоске,
В молитве, на коленях — степь и небо
Мне были храмом, алтарем курган;
И если б кости, скрытые под ним,
Пробуждены могли быть человеком,
То обожженные моей слезой,
Проникнувшей сквозь землю, мертвецы
Вскочили б, загремев одеждой бранной! Читать далее «Отрывок (Три ночи я провел без сна — в тоске) — Михаил Лермонтов»

Да, меньшие братья нам преданно — Эдуард Асадов

Да, меньшие братья нам преданно служат от века.
Однако жестокого сколько еще вокруг?
Мы часто твердим, что собака — друг человека.
Но вот человек. Он всегда ли собаке друг?

Эдуард Аркадьевич Асадов