аркадий ищет в гугыл картах границу меж добром и злом

аркадий ищет в гугыл картах
границу меж добром и злом
чтоб по своим координатам
понять на чьей он стороне

Саблезубая Кошка

Евангельские звери. Итальянский аполог XII века — Валерий Брюсов

У светлой райской двери,
Стремясь в Эдем войти,
Евангельские звери
Столпились по пути.
Помногу и по паре
Сошлись, от всех границ,
Земли и моря твари,
Сонм гадов, мошек, птиц,
И Петр, ключей хранитель, Читать далее «Евангельские звери. Итальянский аполог XII века — Валерий Брюсов»

Любые благородные идеи

Любые благородные идеи,
намеренно смешав добро и зло,
умеют шельмецы и прохиндеи
искусно конвертировать в бабло.

Урусшайтан

То темнотой любовь светла — Борис Дубровин

То темнотой любовь светла,
То холодом любовь согрета.
Нет для нее добра и зла,
Нет разрешенья и запрета.

Как натяжение струны
Руки испытанной знакомо,
Себе единственной верны
Любви верховные законы. Читать далее «То темнотой любовь светла — Борис Дубровин»

Подражание сатирам, сочиненным Кантемиром — Иосиф Бродский

На объективность

Зла и добра, больно умен, грань почто топчешь?
Та ли пора? Милый Дамон, глянь, на что ропщешь.
Против вины чьей, не кричи, страсть обуяла?
Ты ли с жены тащишь в ночи часть одеяла?
Топчешь, крича: «Благо не печь. Благо не греет».
Но без луча, что ни перечь, семя не зреет.
Пусто речешь: «Плевел во ржи губит всю веру».
В хлебе, что ешь, много ль, скажи, видел плевелу?
«Зло входит в честь разных времен: в наши и в оны».
Видишь ли днесь, милый Дамон, злу Пантеоны?
«Зло и добро парою рук часто сдается.
Деве равно все, что вокруг талии вьется.
Чую, смущен, волю кружить птице двуглавой…»
Левой, Дамон, дел не свершить, сделанных правой.
«Так. Но в гробу, узком вельми, зреть себя нага,
бывши во лбу пядей семи, — это ли благо?
Нынче стою. Завтра, пеняй, лягу колодой».
Душу свою, друг, не равняй с милой природой! Читать далее «Подражание сатирам, сочиненным Кантемиром — Иосиф Бродский»

олег работал на границе он охранял добро от зла

олег работал на границе
он охранял добро от зла
свет ото тьмы а бесконечность
от ограниченных людей

sonyushka

Важа Пшавела «Гоготур и Апшина» — Марина Цветаева

(Старинная быль)
— 1 —
Говорят, хевсур Апшина,
Воин из селенья Бло,
Из Миндодаури рода,
Что добро забыл, что — зло.
Грабит верных и неверных,
Рубит мужа и жену,
Дом сокровищами полнит,
Словно царскую казну.
Говорят еще — Апшины
Есть сильнейший: Гоготур.
От мизинца Гоготура
Навзничь грохнется хевсур.
Да и царь про Гоготура
Рек: «Он тысячи сильней! Читать далее «Важа Пшавела «Гоготур и Апшина» — Марина Цветаева»

У любви моей — два крыла — Странник Вадим

У любви моей — два крыла:
Одно — счастье, другое — страдание;
Отступает безропотно мгла,
Видя двух полюсов сияние.

Нет понятий добра и зла,
Совершенна она и искренна;
У любви моей — два крыла:
Одно — ложь, а другое — истина. Читать далее «У любви моей — два крыла — Странник Вадим»

Упрятана душа под перехват ребра — Сергей Клычков

Упрятана душа под перехват ребра…
Душа — как торба, снаряженная в дорогу,
И разной всячинки в ней понемногу —
И медной мелочи, и серебра…

Один пешком, другой трясется на возу,
Всю жизнь, как по столбам, отсчитывая по дням.
И золото любви у всех в исподнем,
На самом дне завернуто внизу! Читать далее «Упрятана душа под перехват ребра — Сергей Клычков»

Сюлли Прюдом. Un bonhomme — Иннокентий Анненский

Когда-то человек и хил, и кроток жил,
Пока гранению им стекла подвергались,
Идею божества он в формулы вложил,
Такие ясные, что люди испугались.

С большою простотой он многих убедил,
Что и добра и зла понятия слагались,
И что лишь нитями незримо подвигались
Те мы, которых он к фантомам низводил. Читать далее «Сюлли Прюдом. Un bonhomme — Иннокентий Анненский»