Это я Это Рейн Браток, помоги — Осип Мандельштам

Это я. Это Рейн. Браток, помоги.
Празднуют первое мая враги.
Лорелеиным гребнем я жив, я теку
Виноградные жилы разрезать в соку.

Осип Эмильевич Мандельштам, 1935 год

А хочешь я тебе приснюсь?

А хочешь я тебе приснюсь?!
Я буду капелькой дождя,
Касаясь нежных губ твоих,
Ты будешь знать… что это Я.
Ты только зонтик не бери,
Под ним не прячься от меня,
Я буду капелькой дождя…
Чтоб вечно целовать тебя!!!

Мне больно — Юрий Галансков

Мне больно.
Руки уберите,
от вас я помощи не жду.
Я не в бреду.
Я знаю сам куда иду.
Там рабьей дрожью не дрожат,
там страсти в рамках не лежат, Читать далее «Мне больно — Юрий Галансков»

Какое там говорить. Я дышу с трудом — Аля Кудряшева

Какое там говорить! Я дышу с трудом.
Какое там подожди! Все часы стоят.
Во мне поселился многоквартирный дом,
В котором каждая комната — это я.
В котором я — эта дама в смешном пальто,
И я — тот коврик, что возле ее двери,
И те рубли, что в кармане (сегодня сто, Читать далее «Какое там говорить. Я дышу с трудом — Аля Кудряшева»

Пустяк — названье мачты, план — и следом — Владимир Набоков

Пустяк — названье мачты, план — и следом
за чайкою взмывает жизнь моя,
и человек на палубе, под пледом,
вдыхающий сиянье — это я.

Я вижу на открытке глянцевитой
развратную залива синеву,
и белозубый городок со свитой
несметных пальм, и дом, где я живу. Читать далее «Пустяк — названье мачты, план — и следом — Владимир Набоков»

Про ленивого Федота — Агния Барто

Нам сказал недавно кто-то
Про ленивого Федота.
Целый день он в гамаке
Дремлет с зонтиком в руке.
В огород зовут Федота,
Говорит он: — Неохота… —
Говорит: — Пойду потом, —
И зевает под зонтом. Читать далее «Про ленивого Федота — Агния Барто»

я щупаю себя брезгливо я это или я не я

я щупаю себя брезгливо
я это или я не я
но если это я зачем я
и чья

Дей

В годы пространные, послевоенные — Татьяна Бек

В годы пространные, послевоенные,
В доме, который построили пленные,
Рядом с бараками, на пустыре
Выросло племя — дыра на дыре:

Я и мои неуемные сверстники,
Страшной эпохи веселые крестники…
Помните этот — ни свет ни заря —
Крик относительно сбора старья? — Читать далее «В годы пространные, послевоенные — Татьяна Бек»

Я останусь в ветрах твоего февраля

Я останусь в ветрах твоего февраля,
Затеряюсь в снегах, чтоб растаять в апреле.
Если сердце кольнет — это всхлипнула я.
Это — я, это — я,
Это я — запах ландышей в буйной метели.

Я останусь слезою на мокром окне.
Если сдавит виски в ожидании вздоха —
Это я, наконец, осознала, что мне
Без тебя и с тобой… без тебя и с тобой…
Без тебя и с тобой одинаково плохо. Читать далее «Я останусь в ветрах твоего февраля»

Прохладнее бы кровь и плавников бы пара — Вера Инбер

Прохладнее бы кровь и плавников бы пара,
И путь мой был бы прям.
Я поплыла б вокруг всего земного шара
По рекам и морям.

Безбровый глаз глубоководной рыбы,
И хвост, и чешуя…
Никто на свете, даже ты бы,
Не угадал, что это я. Читать далее «Прохладнее бы кровь и плавников бы пара — Вера Инбер»