Эти грустные песни я где-то слыхал — Даниил Ратгауз

Эти грустные песни я где-то слыхал,
Но не знаю я, где и когда…
Свет мне чуждой зари надо мной догорал,
За звездой зажигалась звезда.
Кто-то близок мне был, кто-то был мне так мил,
Кто-то шел неразлучно со мной, Читать далее «Эти грустные песни я где-то слыхал — Даниил Ратгауз»

Давно История не знает и не помнит — Виктор Авин

Давно История не знает и не помнит
куда идет в последний путь людской поломник
давно Любовник Бога — совращенный пальчик
восстал из Сада Древом жизни в небо тыча
не так давно родился папа, завтра умер
в каталитический реактор сердце бычье Читать далее «Давно История не знает и не помнит — Виктор Авин»

Небесный гость в четыре лепестка — Федор Сваровский

Мы спим — и вот, сквозь каменные плиты,
Небесный гость в четыре лепестка.
М. Цветаева

огромный метеор упал
небесный гость в четыре лепестка
пришедший из глубин вселенной
все поломал
и мощь его крепка
более того:
пришельцы за один сезон договорились
и породнились Читать далее «Небесный гость в четыре лепестка — Федор Сваровский»

те кто хаотично ездят там и тут

те кто хаотично
ездят там и тут
броуна особо
помнят любят чтут

estь & f_oxana

Беспредельна даль поляны — Сергей Городецкий

Беспредельна даль поляны.
Реет, веет стог румяный,
Дионисом осиянный.
И взывает древле-дико
Ярость солнечного лика,
Ярость пламенного крика:
В хороводы, в хороводы,
О, соборуйтесь, народы,
Звезды, звери, горы, воды! Читать далее «Беспредельна даль поляны — Сергей Городецкий»

И в хаосе этого страшного мира — Александр Вертинский

И в хаосе этого страшного мира,
Под бешеный вихрь огня
Проносится огромный, истрепанный том Шекспира
И только маленький томик — меня…

Александр Николаевич Вертинский

Под пегим городом заря играла в трубы — Константин Вагинов

Под пегим городом заря играла в трубы,
И камышами одичалый челн пророс.
В полуоткрытые заоблачные губы
Тянулся месяц с сетью желтых кос.
И завывал над бездной человек нечеловечьи
И ударял в стада сырых камней, Читать далее «Под пегим городом заря играла в трубы — Константин Вагинов»

Почему бы в столе, где хранят — Александр Кушнер

Почему бы в столе, где хранят
Авторучки, очки, сигареты,
Бланки, склянки, с орлами монеты,
Телеграммы, лет десять назад
Нас нашедшие, марки, билеты, Читать далее «Почему бы в столе, где хранят — Александр Кушнер»

Элегия третья (Петь любимую) — Райнер Мария Рильке

Петь любимую — это одно, но приходится, горе мне, также
Петь потаённого, петь виновного, петь проточного бога крови.
Тот, кого издалёка узнает она, юноша, что он знает
Сам о властителе страсти, который из одиночества часто,
Прежде чем девушка сгладит, часто, словно и нет её вовсе,
Ах! какой неизвестностью забрызганный, голову божью
Поднимал, призывая ночь к бесконечной смуте.
О Нептун кровеносный, о жуткий трезубец его,
О тёмный ветер груди его из ракушки витой!
Слушай, как ночь, углубляясь, пустует. Звёзды,
Не из-за вас ли влюблённого тянет
К любимому лику? Не различает ли он
В чистых чертах очертания чистых созвездий? Читать далее «Элегия третья (Петь любимую) — Райнер Мария Рильке»

Оборочки, и вытачки, и складки — Татьяна Бек

Оборочки, и вытачки, и складки…
А приглядишься — сполохи костра!
Опять горит в любовной лихорадке
Моя исповедальница-сестра.

Загорожусь от хаоса ладонью
И призову спасительную тишь. Читать далее «Оборочки, и вытачки, и складки — Татьяна Бек»