Чем бы и как бы меня ни унизили — Федор Сологуб

Чем бы и как бы меня ни унизили,
Что мне людские покоры и смех!
К странным и тайным утехам приблизили
Сердце моё наслажденье и грех. Читать далее «Чем бы и как бы меня ни унизили — Федор Сологуб»

Свеча догорает, и я ложусь спать

Свеча догорает, и я ложусь спать.
Но сердце мечтает тебя повидать!
Прочтешь, улыбнешься и вспомнишь меня!
Спокойной ночи радость моя!!!

Ныне уже надлежит, увы, мне умереть — Василий Тредиаковский

Ныне уже надлежит, увы! мне умереть:
Мои все скорби цельбы не могут здесь иметь.
Все мое старание, чтоб их облегчити,
Не может как еще их больше растравити.
В скуке, которая всегда меня здесь обдержит,
Могу ли я жить больше? ах! умереть надлежит.
Радости твои, сердце, пропали безвеста:
Ибо Аминта ушла вовсе с сего места. Читать далее «Ныне уже надлежит, увы, мне умереть — Василий Тредиаковский»

Где ты бродишь, моя хулиганка?

Где ты бродишь, моя хулиганка?
С кем ты ночи проводишь теперь?
Что сейчас у тебя за приманка?
Скольких ловишь на страхе потерь?

Скольким даришь пустые надежды?
Скольким лестью ласкаешь сердца?
Буду верить, ты та же, как прежде,
Та, чьего не забыть мне лица… Читать далее «Где ты бродишь, моя хулиганка?»

Когда ты рядом, я чувствую, что нужна тебе

Когда ты рядом, я чувствую, что нужна тебе так же, как и ты мне. Для меня вся жизнь — это ты, ты — моя радость и все мои мечты!

Расцвела моя черёмуха в саду — Спиридон Дрожжин

Расцвела моя черёмуха в саду…
Ныне утром ты шепнула мне: «Приду!
Жди меня, как станет ночка потемней!»
Приходи же, моя радость поскорей! Читать далее «Расцвела моя черёмуха в саду — Спиридон Дрожжин»

Сыпь, тальянка, звонко, сыпь, тальянка, смело — Сергей Есенин

Сыпь, тальянка, звонко, сыпь, тальянка, смело!
Вспомнить, что ли, юность, ту, что пролетела?
Не шуми, осина, не пыли, дорога.
Пусть несется песня к милой до порога.

Пусть она услышит, пусть она поплачет,
Ей чужая юность ничего не значит.
Ну а если значит — проживет не мучась.
Где ты, моя радость? Где ты, моя участь? Читать далее «Сыпь, тальянка, звонко, сыпь, тальянка, смело — Сергей Есенин»

Брат мой, для пенья пришли, не для распрей — Белла Ахмадулина

Брат мой, для пенья пришли, не для распрей,
для преклоненья колен пред землею,
для восклицанья:
— Прекрасная, здравствуй,
жизнь моя, ты обожаема мною!

Кто там в Мухрани насытил марани
алою влагой? Читать далее «Брат мой, для пенья пришли, не для распрей — Белла Ахмадулина»

В пастеризованном двадцать втором столетии — Дана Сидерос

В пастеризованном
двадцать втором столетии
оружие делают с защитой от детей, как пилюли.
Чтобы, значит, не погибали дети,
когда в душистом мирном июле,
свежайшем мирном апреле или там октябре
пытаются разобрать снаряд, дремавший на пустыре. Читать далее «В пастеризованном двадцать втором столетии — Дана Сидерос»

Сентябрь выметает широкой метлой — Александр Кушнер

Сентябрь выметает широкой метлой
Жучков, паучков с паутиной сквозной,
Истерзанных бабочек, ссохшихся ос,
На сломанных крыльях разбитых стрекоз,
Их круглые линзы, бинокли, очки,
Чешуйки, распорки, густую пыльцу,
Их усики, лапки, зацепки, крючки,
Оборки, которые были к лицу. Читать далее «Сентябрь выметает широкой метлой — Александр Кушнер»