не сможет ни один оратор

не сможет ни один оратор
переорать мой перфоратор

Сияющий

Итак, в суде верховном — Иван Аксаков

Итак, в суде верховном — виноват!
Хотел сказать: на фабрике сенатской —
Среди обширных каменных палат,
Грязнее всякой камеры палатской,
Работаю, как будто на подряд.
Вкусили мы всю прелесть службы <царской>,
И видим: слишком мало толку в ней,
Чтоб ей отдать цвет лучших наших дней.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Хотя б сказал сенатский наш оратор,
Что грудь звездами, дюжих пару плеч
Нам лентами украсит император,
А право, друг, игра не стоит свеч!
Что толку в том, министр ты иль сенатор!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но чужды мне столь сильные желанья:
Всю жизнь отдать за ленты и кресты,
Немецкие ничтожные прозванья,
Все полные блестящей пустоты,
Я к ним в себе не чувствую призванья…

Иван Сергеевич Аксаков, 1843 год

хотелось бы ещё добавить оратор пот отёр со лба

хотелось бы ещё добавить
оратор пот отёр со лба
и на минутку под трибуной
пропал

кум

Послание И. М. Муравьеву-Апостолу — Константин Батюшков

Ты прав, любимец муз! от первых впечатлений,
От первых, свежих чувств заемлет силу гений,
И им в теченье дней своих не изменит!
Кто б ни был: пламенный оратор иль пиит,
Светильник мудрости, науки обладатель,
Иль кистью естества немого подражатель, —
Наперсник муз, познал от колыбельных дней,
Что должен быть жрецом парнасских олтарей. Читать далее «Послание И. М. Муравьеву-Апостолу — Константин Батюшков»

Прав ли я или не прав — Егор Исаев

Прав ли я или не прав,
Но в стране великих трав
В перестроечные дни
Стали редкостью слепни.
Все они сбежали в Польшу:
Там, видать, коров побольше. Читать далее «Прав ли я или не прав — Егор Исаев»

Cауна — Евгений Вербин

В неделю раз мы рубим путы
Текучки, вяжущей, как плющ.
Рутинной жизни атрибуты
Мы запираем в шкаф на ключ.

И, как античные скульптуры,
Во всем величье наготы,
Спешим в чертог температуры,
Дабы занять свои посты. Читать далее «Cауна — Евгений Вербин»